23.12.2019     0
 

Имена по национальностям


От редколлегии

Публикация книги, предлагаемой вниманию читателя, должна, в соответствии с замыслом авторского коллектива, способствовать решению двух разных, хотя в известном смысле и взаимосвязанных задач. Прежде всего, в наше время нередки ситуации, требующие от современного человека знакомства хотя бы в общих чертах с характерными особенностями личных имен, бытующих у разных народов мира в разных социально-экономических и культурных условиях.

Этот вопрос приобретает все большую остроту по мере расширения международных контактов. Поэтому в сборнике уделяется внимание не только собственно именам, но и формам обращения, т. е. способам употребления личных имен в процессе общения людей. Второе обстоятельство, обусловившее появление данного издания, связано с тем, что только на основе изучения максимально большого числа различных систем имен могут быть сделаны теоретические обобщения о структуре и функциях личного имени как социального явления.

https://www.youtube.com/watch?v=ytpolicyandsafetyru

Имея в виду главным образом это второе обстоятельство, мы стремились дать читателю возможность познакомиться со спецификой систем личных имен как больших, так и малых народов мира. Поэтому в книге можно найти информацию об именах китайцев, численность которых превысила миллиард, и эроманга, насчитывающих всего несколько сот человек.

И все же эта книга не может, разумеется, претендовать на исчерпывающую полноту. В ней отсутствуют статьи по антропонимическим системам многих народов, в том числе и по тем, которых никак не отнесешь к «экзотическим». Это связано прежде всего со степенью изученности проблемы: антропонимика (наука о личных именах) — молодая отрасль знания, во многих направлениях делающая фактически лишь первые шаги, чем объясняется и дефицит специалистов в данной области по ряду стран и регионов.

В настоящем издании принят этнический принцип изложения материала. Исключение из этого правила составляют статьи «Индонезийцы» и «Индийцы», что объясняется сложностью этнического состава населения соответствующих стран.

Статьи, посвященные отдельным народам, писались по единому плану. И все же читатель несомненно обратит внимание на некоторые различия как в композиции статей, так и в их содержании. Зачастую тому были объективные причины — своеобразие языка и культурных традиций.

Имена по национальностям

В связи со сложностями технического порядка в сборнике используется предельно упрощенная практическая транскрипция, не всегда адекватно передающая фонетическую специфику отдельных языков, но при всей своей условности отвечающая главной цели настоящего издания — дать общее представление о системах имен у народов мира. (Список основных антропонимических терминов, использованных в настоящем сборнике, см. в конце книги)

Сведения о численности народов приводятся по данным С. И. Брука *).

В библиографических списках читатель найдет указания на важнейшую литературу вопроса, в том числе и на тех языках, антропонимические системы которых в данном случае были предметом рассмотрения.

М. В. Крюков

________________

*)См. С.И. Брук. Население мира. Этнографический справочник. М., 1981.

Приложение. К изучению древних антропонимических систем

Вместо введения

У исландцев нет фамилий; чеха, поляка, болгарина не называют по отчеству; у некоторых народов Океании нет ни фамилий, ни отчеств; трехслоговые имена китайцев тоже имеют очень мало общего с нашей системой имен, включающей индивидуальное имя (в узком смысле), отчество, фамилию. Как же обращаться к исландцу, поляку, китайцу?

Где имя, а где фамилия у корейца (Ли Гиен) или японца (Акутагава Рюноске)? Как пользоваться такими именами, не соответствующими принятой у нас модели имен? Как разместить, например, элементы вьетнамского, корейского или китайского имени в наших рубриках «имя», «отчество», «фамилия{amp}gt; (при выдаче паспорта, заполнении анкеты или в различных списках и перечнях, в алфавите авторов, в библиографических указателях и каталогах, в энциклопедических словарях и во многих других случаях)? Как быть с многочленными именами (Эрнест Теодор Амадей Гофман)?

В наше время, когда активно расширяются международные связи, такие вопросы возникают все чаще и требуют решения. Многие советские люди бывают за границей — в деловых командировках или туристических путешествиях, участвуют в международных встречах и конгрессах; ведут переписку с иностранными коллегами ученые, писатели, художники, артисты;

«Счастлив, что слышу вас, Коля». Подобные оплошности иногда комичны, а чаще коробят. В 1814 г. А. С. Шишков сопровождал императрицу, жену Александра I, в Германию, освобожденную русскими войсками от Наполеона, и так описал торжественную встречу: «Странно было для русского уха слышать, что громогласно и с восторгом произносилось одно только отчественное имя ее: «Алексеевна!».

Нельзя было не рассмеяться, когда народ кричал: «Ура, Алексеевна! Виват, Алексеевна!» Они думали подделаться этим под русский язык, потому что у них отчественное имя не в употреблении, но того не могли знать, что без приложения к нему собственного имени оно дико и только о простых и пожилых женщинах говорится» [4, с. 295].

https://www.youtube.com/watch?v=ytcopyrightru

Немало различий в системах личных имен и внутри нашей многонациональной страны. У многих народов отсутствует отчество, у других оно еще только входит в употребление. Колеблются и формы отчеств: например, у одного и того же человека в одних документах отчество проставлено Ахмед-оглы, в других — Ахмедович. Такой разнобой приносит много осложнений.

Имена по национальностям

Различные системы личных имен сложились исторически, обусловленные различиями социального развития и различиями в строе языков. Они не только требуют изучения ради многочисленных практических нужд, но и служат драгоценным источником для таких наук, как история, этнография, лингвистика, потому что в личных именах в значительной мере отразилась история народов, их быт и социальный строй; свидетельства имен неоценимы для истории языка.

Всю совокупность личных имен во всех их видах и формах (имена индивидуальные в узком смысле, производные от них ласкательные и др., отчества, фамилии, прозвища, псевдонимы и т. д.) называют антропонимией. Соответственно антропонимика — специальная отрасль знания, которая входит в ономастику — науку об именах собственных вообще (включая кроме антропонимии географические названия, наименования народов, названия космических объектов, клички животных и т. д.).

За последнее десятилетие в этой области проведен ряд исследований, выпущены специальные сборники [1], в 1968 г. проведено I Всесоюзное антропонимическое совещание, на котором было прочитано 105 научных докладов. Но это лишь начало большой работы; впереди сбор материалов, разработка теоретических основ антропонимики (как и ономастики в целом).

Известный польский лингвист Тадеуш Милевский [6] классифицировал все антропонимические системы по количеству составляющих их членов: одночленные, двучленные, трехчленные… Но распределение по такому внешнему признаку не раскрывает главного; оно разрывает действительно однородные системы, которые разошлись только количеством членов, и объединяет самые разнородные, которые внешне совпали лишь по количеству членов.

Антропонимика пока не располагает сводом компонентов, образующих систему. Нужны основные антропонимические категории. Не выяснив их, невозможно рассматривать и сопоставлять системы имен.

Пожалуй, самая разработанная — арабская антропонимическая система позднего средневековья (см. соответствующую статью настоящего издания). Даже лучшие из описаний арабских антропонимов не дают представления о функционирований имен и правилах их употребления.

в них принято указывать второе и третье личное имя (в узком смысле): Эрих Мария Ремарк — не «И О Ф», а «И И1 Ф», Эрнест Теодор Амадей Гофман — соответственно «И И1 И2 Ф». Но как быть с именами китайцев или некоторых народов Африки, где индивидуальное имя дается не пожизненно, а меняется с возрастом и после смерти?

А как быть с производными формами индивидуального имени, столь разнообразными и у нас, и в других индоевропейских языках (наши Лена, Витя)? Все это — явления, неразместимые в одном ряду, даже в разных рядах одной плоскости. А они-то и образуют различные системы. Видимо, классификацию систем надо строить разноплоскостно, т. е.

не одну, а несколько и в разных планах. Например, недопустимо рассматривать в одной классификационной схеме антропонимические категории и по их происхождению, и по их функции. Это два совершенно различных плана. Тот или иной компонент нашей системы займет в одном плане одно место, а в другом — другое и может быть соотнесен, допустим, с компонентом то болгарской, то французской системы.

Важнейшие антропонимические категории еще не имеют научного определения. По-видимому, предполагается, что они всем понятны. Действительно, каждый повторяет, не задумываясь, слова: имя, прозвище, фамилия. Но стоило подойти к анализу их, как тотчас оказалось, что их ясность — мнимая.

https://www.youtube.com/watch?v=ytdevru

Конечно, сегодня легко отличить имя от прозвища, фамилию от отчества. Но как решать вопрос о русских именах XVII в. или о современных именах некоторых других народов? Прежде Иванов было не фамилией, а отчеством («Иванов сын», т. е. «сын Ивана»), сын Василия Иванова был уже Федор Васильев. Были и скользящие «дедичства», также сменяющиеся.

Имя для ребенка - как правильно выбрать?

На жен они не переходили. Можем условиться считать фамилией коллективное имя семьи, т. е. наименование, переходящее на супругов и потомков нескольких последующих поколений. Еще труднее различить имя и прозвище. Вплоть до конца XVII в. наряду с именами, даваемыми при крещении, существовали исконно славянские, дохристианские имена {Ждан, Неждана, Третьяк, Милава и т. п.). В. К.

Чичагов утверждает, что в XV в. они были уже прозвищами [3]. Но их употребляли и в быту, и во всех документах — в свадебных актах, в церковных грамотах. Можно встретить священника с языческим именем поп Истома, в монастыре жил Ивашко Дьяволов сын, в завещании вдовы стояло: «по приказу мужа и господина моего Негодяя».

У европейских народов имя пожизненно. Но у очень многих народов Африки, у китайцев основное имя сменно: оно дается не на всю жизнь, а заменяется по возрасту и положению, например: «детское имя», «школьное имя», «воинское имя»; имя изменялось и в случае ухода в монахи. В этом смысле прозвище стабильнее — часто оно сопутствует человеку всю жизнь.

Нельзя утверждать, однако, что имя условно, его этимология стерта, а этимология прозвища ясна. Среди русских имен, которые давались после революции, есть имена с подчеркнуто этимологическим значением (Октябрина, Гелий, Индустрий, Май и др.), а сколько существует прозвищ, которые никто не в силах объяснить!

на посланное объяснение последовал резкий упрек: «Если Грозный не фамилия, то почему не объясните, какая у него была фамилия?». Не было у него никакой фамилии! Еще и двумя столетиями позже большинство населения России не имело фамилий. Зато в старинных документах не редкость такие наименования, которые наш современник сочтет сверхизбыточными: «вдова Агафья Иванова, дочь Степановская жена Федосеевича Юматова».

Изменения антропонимических систем обусловлены сменой социально-экономического строя. Но эта зависимость не прямая и не простая, ее нельзя представлять вульгаризаторски, будто определенный социально-экономический строй тотчас рождает свою систему личных имен, которая вместе с ним заканчивает свое существование.

Греки и римляне

Адыгейцы

Адыгейцы — народ, населяющий Адыгейскую автономную область (в центральной и южной части Краснодарского края, вдоль левого берега рек Кубани и Лабы). В СССР проживает 109 тыс. адыгейцев. Кроме того, адыгейцы живут в Сирии, Иордании, Турции1. Численность адыгов (адыгейцев, черкесов, кабардинцев) в первой половине XIX в. составляла до одного миллиона человек [1, с. 15].

Родным языком адыгейцев является адыгейский, относящийся к иберийско-кавказской семье языков.

В современный именник адыгейцев входят исконные адыгейские имена и заимствованные. Среди заимствованных заметно выделяются два больших пласта: арабский и русский. Кроме того, в антропонимии адыгейцев встречаются антропонимы монгольского, тюркского и персидского происхождения. Арабские имена проникли в адыгейский язык гораздо раньше, чем русские, поэтому арабские имена уже освоены адыгейским языком и фонетически, и грамматически.

Исконные адыгейские имена следует считать самыми древними среди адыгейских антропонимов. В количественном отношении они составляют более 40% общего числа антропонимов адыгейского именника2. По своей структуре они могут быть простыми и сложными. Простые имена нередко восходят к прилагательным или существительным.

Широкое хождение имеют личные имена, образованные способом словосложения. Такие имена преимущественно двукомпонентны, т. е. обычно это «существительное прилагательное» или «прилагательное существительное», и, как правило, содержат оценочную характеристику, например: ХьакIмаф (Хачмаф) == хаче ‘гость’ маф ‘счастливый’, Пшьымаф (Пшимаф) ‘счастливый предводитель’, Шумаф (Шумаф) ‘счастливый всадник’.

В женских именах в качестве первого компонента нередко выступает продуктивный элемент гуашь, восходящий к слову гуашь ‘хозяйка семьи, рода’ (позже оно получило значение ‘княгиня’), например: Гуашьэфыжь (Гошефиж) == гуашь фыжь ‘белый’, Гуашьнагъу (Гошнаг) == гуашь нагъу ‘светло-карий глаз’ Гуашьлъап (Гошляп) == гуашь лъапI ‘дорогой’, Гуашьпакъ (Гошпак) == гуашь пакъ ‘коротконосый’ и др.

_____________1 А.С. Чикобава пишет: «…по данным турецкой статистики, в одних лишь городах Турции проживает не менее 130 тысяч адыгейцев (черкесов), потомков выселившихся в 1864 г. В Турцию адыгейцев [7, с. 22].

https://www.youtube.com/watch?v=https:accounts.google.comServiceLogin

2 В «Справочник личных имен народов РСФСР» [6] включено только 236 мужских имен и 74 женских, т. е. незначительная часть всех адыгейских имен. В нашей картотеке 970 мужских и 1040 женских имен, а также более 1300 адыгейских фамилий.

Есть адыгейские двукомпонентные личные имена, в основе которых лежит название места рождения: Къэлэшъау (Калашау) == къэлэ ‘город‘ шъау ‘парень’, ‘сын’, букв. ‘городской парень’, Къоджэшъау (Коджесау) == къоджэ ‘аул’ шъау ‘парень’, букв, ‘аульский парень’ и др.

Во многих адыгейских личных именах, образованных способом сложения, часто встречается компонент хьэ, например: Хьэнэшъу (Ханеш) == хьэ нэшъу ‘слепой’, Хьэгъур (Хагур) == хьэ гъур ‘худой’, ‘сухой’, ‘тощий’ и др. [4, с. 61-65]. Включение компонента хьэ («собака») было связано с суеверными представлениями об оградительной, защитительной функции имени.

В качестве личных имен, особенно фамилий, используются названия животных, птиц и земноводных, например: Тыгъужь (Тугуз) ‘волк’, Блэгъожъ (Блягоз) ‘дракон’, ‘старая змея’, Тхьаркъо ‘голубь’ и др.

В некоторых адыгейских именах отражены пожелания, высказанные родителями или близкими родственниками ребенку, которому дают имя, например: ГъучIыпс (Гучипс) = гъучIч ‘железо’ псэ ‘душа’, букв, ‘человек с железной душой’, I’ъукIэшъау (Гучешау) == гъукIэ ‘кузнец’ шъау ‘сын’, букв, ‘сын кузнеца’, ГъукIэлI (Гучетль) = гъукIэ ‘кузнец‘ лIы ‘мучина’, букв, ‘кузнец-мужчина’.

Соответственно существуют у адыгейцев и женские подобные имена со вторым компонентом хан: ГъукIэхъан (Гучехан) ‘дочь кузнеца’, Юышьхъан (Чишхан) == кIышь ‘ кузница’ хан, букв, ‘дочь кузницы’ и др. (5, с. 103]. Такие имена обычно давали детям-первенцам или детям в семье, где умирали первые дети. Родители относили новорожденного в кузницу, и кузнец совершал обряд «закалки» ребенка, т. е.

Особую группу составляют личные имена, отражающие негативное отношение родителей или близких родственников к рождению ребенка, например: Амыд ‘они не хотят его’, Фэмый ‘тот, которого не хотят’, Рамыпэс ‘нежданный’. Такие имена давались детям незаконнорожденным или рожденным помимо желания родителей.

_____________

3 У адыгов преимущественным правом наречения ребенка именем пользуются не родители, а старшие в семье или близкие родственники ребенка, иногда соседи.

свекрови — Гуашьэ (Гуаще) ‘княгиня’, свекру — Пшьы (Пиш) ‘князь’, ‘предводитель’, деверю— Дэхэкъашь (Дахакаш) == дахэ ‘ красивый’ къашьэ ‘жениться’, букв, ‘тот, который женился (или женится) на красавице’, КIэлэшIу (Челещ) == кIалэ ‘молодой’,. ‘мальчик’ ШIy ‘добрый’, ‘хороший’, букв, ‘добрый молодец’, ‘хороший молодой человек’, ШэнышIу (Шеныш) ‘человек с хорошим характером’, Шыудах (Шиудах) ‘красивый всадник’, КIэлэпсыкI (Челепсыч) ‘быстрый молодой человек’, Сидышъ (Сидыш) ‘мой золотой’ и др.

https://www.youtube.com/watch?v=ytcreatorsru

, золовке — Дэхэнэф ‘светлая’, ‘красивая’, ‘лучезарная красавица’, Нафын ‘светлая’, ‘свет’, СилъапI (Силяп) тмоя дорогая’, ДэхэзакI (Дехезач) ‘(вся) красивая’ и др. Деверь и золовка, как правило, также называют невестку не ее официальным именем, а другим личным именем-прозвищем: Нысэдах (Ниседах) ‘красивая невестка’, НысэлъапI (Ниселяп) ‘дорогая невестка’, Нысэгуашь (Нисегуаш) ‘невестка-княгиня’ и др. По мнению историков, возникновение данной группы имен восходит к патриархату. Эти имена до сих пор встречаются в аулах Адыгеи.

Антропонимические заимствования стали проникать в адыгейский язык с древнейших времен. Так, уже со II в. до н. э. древние адыги-меоты получали греческие имена от греческих рабовладельцев: Агафон, Парнасий, Леттин, Тимон, Дионосодор (мужские имена), Евтаксия (женское имя) [2, с. 46]. Восточные антропонимы начали восприниматься адыгейским языком с XV-XVI вв.

, а закрепились они в адыгейском именнике после перехода адыгов в новую религию — ислам в XVII-XVIII вв. Так, многие участники Восстания щапсугских тфокатлей (1791-1796 гг.) носили имена восточного происхождения: Аслан, Аскал, Алкее, Карбатыр, Крымчерий, Мирзебеч, Магомет, Мос, Хаджибирам и др. [3, с. 77-81].

В настоящее время имена восточного происхождения (арабские, иранские, тюркские и др.) составляют более 40% адыгейской антропонимии. По частоте употребления выделяются такие мужские имена, как Аслан, Аскер, Адам, Азмет, Юсуф, Юнус, Махмуд, Магамет, Мурат, Меджид, Ибрагим, Раигидг Хазрет, Байзет, Хасан и др. Среди женских имен высокая частотность свойственна именам Фатимет, Асиет, Аминет, Мариет, Нуриет, Мерем, Сафиет, Хаджет и др.

Русские имена (точнее, византийские, усвоенные через посредство русского языка) восприняты адыгейским языком в основном после победы Великой Октябрьской революции. Интересно, что женские русские имена активнее проникают в адыгейский язык, чем мужские. Большой частотой употребления отличаются такие женские имена, как Светлана, Сара, Тамара, Нина, Галина, Клара, Рая, Зара и др.

В древности адыгская антропонимическая модель (AM) была довольно проста: у адыга было основное имя, данное, при рождении, например, Фыжь (Фиж) ‘белый’, ШIуцIэ (Шуцэ) ‘черный’, Дэгъу (Дэгу) ‘хороший’, или прозвище, например Лъашьэ (Гляшэ) ‘хромой’, ТхьакIумэшху (Тхакумешху) ‘большеухий ’, ЦIэплъ (Цэпл) ‘рыжий’ и др. Многие из них в более позднюю эпоху стали фамилиями.

Затем, в эпоху развития феодальных отношений, адыгейская AM становится двучленной: к основному имени прибавляется имя отца (патроним), который впоследствии нередко становится родовой фамилией. Родовые фамилии у адыгейцев передаются по отцовской линии, например: Мэрэтыкъо Ильяс ‘Ильяс сын Мерета’, Батыкъо Пшьымаф ‘Пшимаф сын Бата’, Джэджыкъо Елмыз ‘Ельмиз сын Джеджа’.

Разумеется, это не единственный путь появления фамилии у адыгейцев. В качестве фамилии стали выступать некоторые личные имена, представляющие собой названия животных, например Тыгъужь (Тугуз) ‘волк’, Блэгъожъ (Блягоз) ‘дракон’, а также прозвища: Лъащэкъу (Тляшок) ‘сын хромого’, Нэшъукъу (Нешук) ‘сын слепого’ и др.

Двухкомпонентные личные имена (т. е. AM — «имя фамилия») встречаются в устном народном творчестве, в документах, связанных с историей адыгейского народа. Вот пример, взятый из приказа, опубликованного в газете «Кубанские ведомости» за 1896 г., № 196, с. 1: «… присвоить звание юнкера милиции Шумафу Чесебиеву» (курсив наш.— 3. Б.).

Азербайджанцы

Азербайджанцы — основное население Азербайджанской ССР. За пределами этой союзной республики азербайджанцы живут в Закавказье, на Северном Кавказе, в Средней Азии. Общая численность азербайджанцев — 11 млн. 300 тыс. чело: век. Азербайджанцы живут также на севере Ирана и в Ираке.

Современная антропонимическая модель (AM) азербайджанцев включает три компонента: имя, отчество и фамилию, например, мужчина — Гусейн Исрафил оглы Алиев, женщина — Зейнаб Курбанали кызы Мамедова.

Фамилии у азербайджанцев возникли сравнительно недавно. Еще в прошлом веке AM азербайджанцев состояла из основного имени и имени отца, к которому добавлялись слова оглу (вин. пад. от огул ‘сын’), -заде ‘сын’, ‘отпрыск’ (которое в азербайджанском языке употребляется только как антропонимический формант и является заимствованием из персидского) при образовании мужских имен, например Ибрагим Саттар оглу, Сулейманбек Гасанзаде, или кызы (вин. пад.

от кыз ’дочь’) при образовании женских имен, например, Рейхан Курбан кызы (в Иранском Азербайджане и ныне употребляется такая AM). Подобные формы имен имели известные личности или представители привилегированных классов; у них же в XIX в. под влиянием русской AM возникают первые фамилии. Простые люди обычно имели основное имя и присоединявшееся к нему прозвище-различитель, например: Кечал Мамед ‘лысый Мамед’, Чолаг Абдулла ‘хромой Абдулла’, Узун Гасан ‘длинный Гасан’ и др.

Появление фамилий у азербайджанцев относится к нашему веку, главным образом к периоду после установления советской власти в Азербайджане. Образование фамилий не было унифицировано: за основу бралось имя или отца, или деда. На стадии образования фамилий азербайджанская AM состояла из имени и фамилии, возникшей из отчества, которое переходило в фамилию или без изменений, например Алиага Селимзаде, или в русифицированной форме — Бахрам Мансуров, Кямаля Везирова.

Отчества в употреблении также выступают в двух формах: с одной стороны, Мамед оглы, Али кызы, с другой — Мамедович, Алиевна, причем в официально-деловом общении почти всегда используются русифицированные варианты: Октай Заурович, Зивяр Гусейновна и т. п.

При обращении к мужчине (чаще всего старшему по возрасту или вышестоящему по положению) распространено слово муэллим ‘учитель’, которое в данном случае утрачивает свое прямое значение и становится показателем вежливого, почтительного отношения, например: Насир муэллим, Кямиль муэллим, Ахмед муэллим.

Сейчас постепенно выходит из употребления слово мирзаг которое добавлялось к имени при обращении к образованным, ученым людям. Ушли также в прошлое (ввиду отсутствия соответствующих реалий) присущие только мужчинам такие титулы, как гаджи, казы, сейид, паша, хан, бек, везup, солтан и др., которые присоединились к ИИ служителей религии, привилегированных или должностных лиц. Они сохранились в качестве основных мужских имен: Гаджи, Паша, Солтан, Эльхан, Алибек и др.

В официально-деловой сфере общения употребляется слово йолдаш ‘товарищ’, которое ставится перед фамилией, например йолдаш Мусаев, йолдаш Керимова и т. п. В обращении к лицам, занимающим определенные общественные посты, часто используются сочетания «йолдаш название занимаемого поста», например: йолдаш назир ‘товарищ министр’, йолдаш седр ‘товарищ председатель’ и т. п. (а иногда просто профессор, муэллим).

Принятой вежливой формой обращения младших к старшим, а также к незнакомым людям служит употребление вместо ИИ терминов родства, даже если старший не является родственником говорящего: хала ‘тетя (сестра матери)’, халакызы ‘двоюродная сестра (дочь сестры матери)’, биби ‘тетя (сестра отца)’, бибикызы ‘двоюродная сестра (дочь сестры отца)’, баджикызы ‘племянница (дочь сестры) баджиоглы ‘племянник (сын сестры)’, нэнэ ‘бабушка’, эми ‘дядя (брат отца)’, дайы ‘дядя (брат матери)’, эмиоглы ‘двоюродный брат (сын брата отца)’, дайыоглы ‘двоюродный брат (сын брата матери)’, баба ‘дедушка’ и т. п.

Если обращаются к родственнику, то термины родства добавляют к ИИ: Хелимэ биби, Сабир эми, Рашид дайны и т. п. Старшие при обращении к младшим употребляют слово бала ‘дитя’: Фуад бала, Динара бала. Термины родства иногда выступают и как компонент имени, например: Беюкбаджи, Шахбаджи, Гелингыз, Агадайны, Халабаджи, Ширбаба, Эзимбаба, Балаэми, Атабаба, Инджибиби, Агабиби, Нэнэгыз, Ахундбала, Мирзабала и т. д.

Нэргиз, Лалэ, Рейхан, Бенэвша, Гызылгюль, Ясэмен. Слово гюль (от перс, ‘роза’) ‘роза’, ‘цветок’ входит в состав многих женских имен, например: Гюльшен, Гюльпэри, Нарынгюль, Гюлара, Сарыгюль, Гюльниса и т. д. Мужские имена подчеркивают храбрость, отвагу, решительность, волю: Бахадыр, Полад, Рашид, Гейдар и т. д.

Как от мужских, так й от женских имен образуются уменьшительно-ласкательные формы при помощи аффиксов -ыш(-иш), -уш(-юш), -ы(-и), -у(-ю): Кюбра — Кюбуш, Мэлахэт — Мэлиш, Валида — Валиш (женск.); Надир — Надыш, Алы — Алиш, Худаяр — Худу, Исфэндияр — Иш (мужск.). Некоторые диминутивные формы становятся официальными зарегистрированными именами, например: Алиш, Вллиш и др.

В разговорной речи, в бытовой обстановке употребляются диминутивы, создаваемые по аналогии с русскими именами: Фара (Фарида), Аля (Алия), Нара (Наргиз), Сура (Сурия), Рафа (Рафига) и др.

Некоторые женские имена образуют параллели с мужскими, например: Фарида — Фарид, Тофига — Тофиг, Кямиля — Кямиль, Селима — Селим и др. Часть имен в именнике азербайджанцев может принадлежать как мужчине, так и женщине, например: Иззет, Шовкет, Ширин, Хавер и др. Категория рода не свойственна азербайджанскому языку, и поэтому мужские и женские имена различаются семантически.

Для азербайджанской антропонимии характерны двойные имена (особенно мужские), т. е. представляющие собой сочетания двух имен, например: Ага Муса, Али Гейдар, Гасан Али, Курбан Али, Абдул Гасан, Али Гулу, Аббас Гулу и др.

Выходят из употребления такие женские имена, как Бэсти, Гызбэсти, Гызгайыт, Гызтамам, Кифайят, Етер и др., в которых отражалось нежелание родителей (столь распространенное на Востоке) иметь дочь, например: Кифайят букв, ‘достаточно’,. Гызтамам букв, ‘девочек довольно’ и т. д. Этим именам пришли на смену такие новообразования, как Севиль, Севда, Севиндж, Арзу, Айбениз, Солмаз и др., имеющие значения ‘радостная’, ‘любимая’, ‘мечта’, ‘неувядаемая’ и т. п.

Существует традиция наречения детей именами знаменитых людей — писателей, поэтов, героев знаменитых эпических и других художественных произведений, например: Бабэк, Физулиг Низами, Омар, Фирдоуси, Вагиф, Видади, Фархад, Ширин, Натаван, Лейли. Встречаются и иностранные имена (в основном имена героев художественной литературы): Гамлет, Отелло, Офелия, Джульетта, Корделия, Аида, Даниэль, а также русские: Светлана, Людмила, Руслан, Владимир.

Литература

https://www.youtube.com/watch?v=ytaboutru

1. Гаджиев И. З. Прозвища (аяма) в азербайджанском языке. — Ономастика Кавказа. 2. Орджоникидзе, 1980.

2. Садыхов З. А. Имятворчество в азербайджанской антропонимии.— Ономастика Кавказа. 2. Махачкала, 1980.

3. Садыхов З. А. Система азербайджанских личных имен. — Тюркская ономастика. А.-А., 1984.

Акан

Акан (7540 тыс. человек) — одна из основных этнических групп Западной Африки. К акан относятся народы и племена ашанти, фанти, аким, аквапим, аньи, бауле, гонджа, крачи, абронг, нзима и др. Часть акан живут в Гане, свыше 1 млн. человек— в Республике Берег Слоновой Кости.

У акан, как и у многих других народов Западной Африки, в значительной степени сохранилась традиционная антропонимия. Каждый акан имеет несколько имен, употребляемых в различных ситуациях: родовое, или общесемейное, имя, собственное, обиходное имя (одно или несколько), прозвище; имя, полученное при обрядах инициации, крещения и т. д.

Родовое, или общесемейное, имя может иметь тотемный характер, хотя первоначальный смысл большинства таких имен утрачен. Возможно, к ним относятся имена типа Осей ‘великий’, Боатенг ‘защитник’, Окото ‘посредник’ и др.

Собственное имя дается обычно в честь умершего предка, что в представлении акан ассоциируется с возрождением его души в облике родившегося ребенка, или в честь какого-либо ныне здравствующего родственника. Первенца чаще всего называют в честь деда.

У акан существуют строгие правила наречения имени. Это событие должно произойти ие раньше чем на восьмой день появления младенца на свет. До этого должны быть соблюдены определенные ритуалы и церемонии: итете — торжественный вынос ребенка первый раз из дома, прогулка с ним по деревне, свершение различных омовений, натирания специальными мазями, во время которых произносятся особые заклинания, призванные прервать связь ребенка с «потусторонним миром», и т. д.

Как правило, ребенка нарекает отец. Если отец по каким-либо причинам отсутствует, его может заменить старший из родственников, считающийся представителем отца на данной церемонии. Раньше мальчик не мог получить имя в честь родственников мужского пола со стороны матери, а девочка получала имя только в честь родственников женского пола с отцовской стороны.

Если родственник, именем которого хотят назвать ребенка, жив, он должен обязательно присутствовать на церемонии наречения. Мать кладет ребенка ему на колени, после чего родственник «оповещает» духов предков, что ребенка нарекают его именем, и просит у них защиты и покровительства для новорожденного.

Затем он должен окропить ребенка водой, повесить ему иа шею амулет. Если высказываются какие-либо пожелания ребенку, например, быть храбрым — его должны пронести сквозь дым; быть правдивым — окропить ему рот водой; если девочке желают быть хорошей хозяйкой, ее накрывают корзинкой, и т. п. Только после всех этих действий обряд наречения считается законченным.

Предлагаем ознакомиться:  Ацетон у ребенка. Чем поить и как кормить

Кроме имен, которые даются в честь предков или родственников, существуют имена, определяемые днем рождения. Акан говорят, что каждый человек появляется на свет со своим именем, т. е. связывают имя с названием того дня недели, когда родится ребенок. Так, например, родившийся в воскресенье — квасида — получает имя Кваси, женский вариант — Акосуа;

в понедельник — джуда — Кваджо, женский вариант — Аджуа; во вторник — бенеда —: Квабена, женский вариант — Абена; в среду — мунуда — Кеану, женский вариант — Акуа; в четверг — яуда — Яо, женский вариант — Яаа; в пятницу — фида — Кофи, женский вариант — Афуа; в субботу — меменеда — Кваме, женский вариант — Амма. Имена, связанные с днями недели, имеют наиболее широкое распространение в обиходнобытовой сфере.

В именах может отражаться очередность появления детей в семье. Второго ребенка назовут Маану, третьего ребенка — Менса (женский вариант — Манса), четвертого — Анапе и т. д. Иногда имена обозначают предполагаемые черты характера или физические особенности ребенка. Так, красивая девочка получает имя Авене, что в переводе означает ‘дорогая’, ‘драгоценная’, ‘бусинка’. Но чаще такого рода мотивировку имеют прозвища, например: Апеанин Донко ‘Апеанин красивый’, Кофи Кокоо ‘Кофи умный’ и т. п.

Различаются имена близнецов: если они однополые, их называют чаще всего Ата (женский вариант — Атаа) Паньин ‘близнец старший’ и Ата (Атаа) Кетева ‘близнец младший’; если они разнополые, то к слову «близнец» (ага, атаа) добавляется имя, например: Кваме Ата и Ама Атаа.

Имена могут быть даны по какому-либо событию, которое так или иначе связано с рождением ребенка. Так, ребенок, у которого родители умирают вскоре после его появления на свет, получает имя Ахья ‘встретившийся с горем’; родившегося во время войны называют Бедиако или Обеко ‘иду сражаться’; если родители к моменту рождения ребенка разбогатели, он может быть назван Сика ‘золото’, ‘деньги’. Однако далеко не все имена несут какую-либо семантическую нагрузку.

Некоторые имена у акан связаны с определенными культми. Так, если ребенок родится на берегу священной для аканреки Пра, то в состав его имени обязательно должно войти название этой реки, например Кваси Пра.

Имена, получаемые во время обрядов инициаций, являются негласными, и их знает только узкий круг посвященных лиц.

После принятия акан христианства, а вместе с ним и обряда крещения в обиход стали входить европейские имена и фамилии, которые, однако, не вытеснили традиционных имен. В официальных документах, как правило, фиксируются как имена, полученные при крещении, так и исконные, традиционные имена.

Алтайцы

Алтайцы — один из тюркоязычных народов Южной Сибири (60 тыс. человек по переписи 1979 г.). В дореволюционный период алтайцы не представляли единой этнической общности. Это были отдельные племена: алтай-кижи, кумандинцы, теленгиты, телесы, телеуты, тубалары, челканцы, шорцы [11, с. 9]. Процесс национальной консолидации алтайцев начался в советский период.

Традиционная антропонимическая модель у алтайцев включала индивидуальное имя, имя отца и название рода. Имя давалось человеку один раз — при рождении.

Право дать имя новорожденному могло быть предоставлено родителями человеку, который первым вошел в аил после рождения ребенка, первому гостю, повитухе, дяде ребенка по материнской линии, старшему из родственников, присутствующих на торжестве по поводу наречения младенца; иногда отец сам нарекал ребенка.

Человек, назвавший новорожденного, выражал благопожелания и дарил ребенку что-нибудь или обещал подарок в будущем. В первые дни после рождения ребенка считалось неприличным входить в этот аил с пустыми руками. Вошедший без подарка должен был хотя бы оторвать от своей шубы пуговицу (куйка) и одарить ребенка ею.

Алтайские имена в этимологическом плане представляют собой названия растений, зверей, птиц, насекомых, рыб, домашних животных, конкретных предметов (чаще всего предметов обихода), металлов, названия родов, соседних народов, например: Боронгот ‘смородина’, Койон ‘заяц’, Оймок ‘ наперсток’, Баштык ‘мешочек’;

Если в семье умирали дети, родители давали детям, родившимся позднее, в качестве имени слова с отрицательным или неприличным значением, чтобы «отпугнуть» или «обмануть» злых духов, например: Тезек ‘кал’, Сирке ‘гнида’, Ийт-Кулак ‘собачье ухо’.

Четкой грани между мужскими и женскими именами не было: одно и то же имя могло принадлежать и мужчине, и женщине. Однако только женскими именами могли быть названия принадлежностей женского туалета и обихода: Динди ‘бусы’, Темене ‘иголка’; соответственно только мужскими именами могли быть названия предметов, которыми в основном пользовались мужчины: Темир ’железо’, Малта ‘топор’.

Строгого списка имен в дореволюционный период у алтайцев не было. Большинство слов языка могло стать именем.

Обычаи и традиции алтайцев накладывали определенные ограничения на использование имен. Так, не принято было обращаться по имени к любому человеку независимо от пола и родственных отношений, если он старше по возрасту, невестка не должна была называть по имени старших родственников мужа, а зять — старших родственников жены, даже в их отсутствие.

При непосредственном обращении к лицам с табуированными именами младшие родственники использовали подходящее слово, принадлежащее к родственной терминологии: ака ‘старший брат-, эде ‘старшая сестра’, абаай ‘дедушка’ и т. п. В отсутствие лиц с табуированными именами их называли терминами родства и при необходимости уточнить, о ком именно шла речь, говорили описательно (т. е.

https://www.youtube.com/watch?v=ytpressru

При обращении друг к другу равных по возрасту или старшего к младшему были широко распространены прозвища (чоло ат). Нередко индивидуальное имя по степени употребительности «отступало» перед прозвищем. Во всех других случаях обращались по имени.

С середины XIX в. на Алтай стали переселяться русские. В результате постоянных тесных языковых контактов многие русские имена были восприняты алтайцами; при этом некоторые из них претерпели фонетические изменения. Так появился целый ряд новых имен: Апанас (Афанасий), Матрок (Матрена), Пантюш (Ванюша, Иван), Муклай (Михаил).

Ко второй половине XIX в. следует отнести появление «вторых» имен. Нередко при крещении алтайцы принимали русское имя и отчество, образованное по типу русского, которые оставались записанными в церковные книги, а в реальном обиходно-бытовом общении использовалось национальное имя. В тех районах, где до революции миссионерская деятельность была особенно активной, библейские имена вытеснили алтайские и сохранились до наших дней.

С первых лет Советской власти почти до конца 30-х годов у алтайцев в качестве имен выступали неологизмы, вошедшие в языковую практику после революции, например: Токлад (‘доклад’), Делегат, Комсомол, Выбор, Революция, Милиция.

Большинство современных имен алтайцев — русские. Встречаются двойные имена, например, Николай-Мылчый, Владимир- Бухабай, причем в школе, в училище, в институте и т. п. обычно употребляется русское имя, в селе, в своей семье, в быту — национальное.

В последние десятилетия произошли определенные изменения в алтайской антропонимии. Современные алтайские имена этимологически представляют собой слова с положительной семантикой и эмоциональной окраской, т. е. в настоящее время не встречаются имена с отрицательным или неприличным значением. Более четко прослеживается разница на формальном уровне женских и мужских имен: окончания женских имен тяготеют к гласным (Аяна, но и Эркелей) мужские имена оканчиваются в своем большинстве на согласные (Сюмер, Аржан).

Первые алтайские фамилии и отчества появились в связи с христианизацией части населения. Как уже говорилось, нередко при крещении давалось русское имя и отчество, образованное «по модели» русского языка. Фамилии образовывали от имени отца, деда, прадеда, например, Чендек — Чендеков, Сабашка — Сабашкин, Кыдат — Кыдатов, или от названий родов, например, Кергил — Кергилов, Мундус — Мундусов, Тодош — Тодошев, путем прибавления окончаний русских фамлий -ов, -ев, ин.

Современная AM алтайцев состоит из фамилии, которая передается наследственно, имени (ИИ) и отчества. Употребление современной AM алтайцев сходно с употреблением русской AM. В сфере официально-деловой обращаются по фамилии (тов. Адыкаев, тов. Кыпчаков), на службе, на работе — по имени и отчеству (Иван Топинакович, Николай Татукович, Эркемен Матынович, Маилай Амырович).

Литература

1. Алтайские инородцы. М., 1893.

2. Баскаков Н. Д., Тощакова Т: М. Ойротско-русский словарь. М., 1947.

3. Вербицкий В. И. Алтайцы. Томск, 1870.

4. Горохов. Краткое этнографическое описание Бийских или Алтайских камыков. — Журнал Министерства внутренних дел. 1840, ч. 38, кн. 10.

5. Дыренкова Н. П. Род, классификационная система родства и брачные нормы у алтайцев и телеут. — Материал по свадебным обрядам и семейнородовому строю народов СССР. Л., 1926.

https://www.youtube.com/watch?v=upload

6. Каруновская Л. Э. Из алтайских верований и обрядов, связанных с ребенком. — Сборник Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого. Т. 6. Л., 1927.

7. Катаное Н. Ф. Алфавитный указатель собственных имен, встречающихся в первом томе образцов народной литературы тюркских племен, собранных В. В. Радловым. СПб., 1888.

8. Молчанова О. Т. Мотивированные личные имена у алтайцев.— Личные имена в прошлом, настоящем и будущем. М., 1970.

9. Молчанова О. Т. Пережитки материнского рода у алтайских тюрков. — СЭ. 1937, № 4.

10. Потанин Г. Н. Очерки Северо-Западной Монголии. Вып. 4. СПб., 1883.

11.Потапов Л. П. Очерки по историй алтайцев. М., 1953.

12. Потапов Л. П. Пережитки родового строя у северных алтайцев. Л., 1937.

13. Справочник личных имен народов СССР. М., 1965.

14. Токарев С. А. Докапиталистические пережитки в Оайротии. Л., 1936.

Американцы

Американская нация сложилась в конце XVIII в. Ее ядро составили англичане, ирландцы, шотландцы и валлийцы (переселившиеся в английские колонии Северной Америки в начале XVII в.), которые смешались с голландцами, шведами, немцами, французами, датчанами и др. Именно англичане принесли с собой свой язык и многие черты своей культуры.

Консолидация американской нации в настоящее время еще не завершена. Потомки переселенцев из различных стран Европы, Азии, Латинской Америки находятся на разных стадиях ассимиляции, сохраняя и поныне определенные различия. Особое место в формировании американцев как нации занимали африканцы и немногочисленное аборигенное население страны — индейцы.

Этнический состав населения страны чрезвычайно разнороден, что и определяет специфику антропонимии американцев, в частности наличие в ней имен и фамилий самого разного происхождения. Исторически объяснима общность как номенклатуры, так и самой системы антропонимии США, Великобритании и других англоязычных стран (Канады, Австралии, Новой Зеландии). Однако системе личных и фамильных имен американцев свойственны и некоторые отличительные черты.

«два личных имени (или индивидуальное имя среднее имя) фамилия». В XVII-XVIII вв. на территории Северной Америки лица с английскими фамилиями обыкновенно имели лишь одно личное имя. Современная трехименная модель установилась в США лишь к середине XIX в. Второе личное, или среднее, имя, как правило, дают в честь кого-либо из родственников 2, выдающихся личностей, исторических событий, по названиям местности и т. п.

_____________

1 Имеется в виду имя, данное при крещении,— англ. baptismal пате, т. е. имя в отличне от фамилии — англ. Christian name, given name, personal name, first пате, а также prename и — реже — forename.

2 Так, нередко в качестве среднего имени мужчины выступает фамилия его матери, а женщины — ее девичья фамилия

AM американцев в официальных документах имеет следующие структурные модификации: ИФ (John Smith), ИИ1Ф (John Henry Smith), ИФ1Ф (John Harrison Carter) и даже ИИ1Ф1Ф (Johnathan Percival Montmorency Wellington).

Структура ИИ1Ф («первое личное имя второе личное имя фамилия») наиболее распространена в печати (или в письменной форме); встречаются ее следующие варианты: (1) вместо первого имени выступает лишь заглавная инициальная буква (Н. Margaret Webb); (2) первое имя пишется полностью, а второе представлено заглавной инициальной буквой(Dorsey W. Brunner)-, этот вариант наиболее типичен для американцев; (3) вместо личных имен перед фамилией ставятся лишь инициалы (Н. Smith).

Наряду с каноническими и традиционными европейскими именами в среде американцев распространены самые разнообразные по этимологии и по структуре личные имена, имеющие нередко очень претенциозный характер. Свидетельством этого является хотя бы изданный в 1969 г. в Лос-Анджелесе (Калифорния) словник [6].

В числе рекомендованных в нем индивидуальных имен для детей можно встретить такие женские имена, как Deirdre (восходящее, по мнению составителей этого словника, к гаэльскому фольклору), древнеегипетское Kiki и латинское Hillary или мужские имена Кпох и Trent германского и старофранцузского происхождения соответственно. (Подобные необычные имена также особенно распространены на Юге и Юго-Западе США.)

_____________

3 Надо заметить, что большинство американцев — протестанты (баптисты, методисты, лютеране и др.), но в стране проживает сравнительно много католиков и лиц иной конфессиональной принадлежности.

Одной из особенностей американской антропонимии является более частое, чем, к примеру, в Великобритании, использование производных личных имен (англ. short names, pet names, familiar names, diminutives и т. д.). К ним относятся сокращенные имена, образованные путем всякого рода усечений, например Adam — Ad, Gideon — Gid, Montgomery — Monty, Carolina— Lina, а также производные имена, образованные при помощи аффиксов, в основном суффиксов -ie, -у, например Arnold — Arnie, Arny;

Eleanor — Ellie, Elly, или даже имена, образованные от других корней, например Robert — Bob, Dob, Robbie и др. Нередко подростков именуют по инициалам, так, к мальчику по имени J. G. Smith можно обращаться как J.G. [dzei dzi:J. Употребление производных форм личных имен американцами распространено не только в сфере частно-бытового общения (в интимной или дружеской беседе), но нередко и в официальной обстановке.

При этом, как и в Великобритании, во-первых, наблюдается большая вариативность этих дериватов (например, мужское имя Robert имеет 10, а женское Elizabeth до 34 сокращенных или ласкательных производных), а во-вторых, один дериват может выступать в качестве как мужского, так и женского имени: например, Ray, Chris — деминутивы женских имен Rachel, Christiana и мужских Raymond, Christian, Christopher.

Личные имена американцев (особенно женские) разнообразны и за счет имен апеллятивного происхождения, представляющих собой названия драгоценных камней (Beryl ‘берилл’, Ruby ‘рубин’), растений (Clover ‘клевер’, Ivy ‘плющ’). К тому же в США распространено символическое присвоение какого-нибудь цветка определенному штату.

Так, например, жасмин (jessamine) — это цветок Южной Каролины, а маргаритка (daisy) — Северной Каролины, фиалка (violet) —штатов Иллинойс, Нью-Джерси, Роуд-Айленд и Висконсин, а роза (rose) — штатов Айова, Джорджия. Поэтому среди женских личных имен часто встречается название цветка, избранного данным штатом, т. е. соответственно Jessamine, Daisy, Violet, Rose и т. д.

Американским обычаем является присвоение мальчику имени отца, деда или даже прадеда. Если отец и сын имеют одинаковое имя, то к имени отца добавляется слово senior (‘старший’), в письменной форме выступающее в виде аббревиатуры Sr., к имени же сына добавляется постпозитивное определение junior (‘младший’), сокращаемое обычно в письменной форме как Jr.

, например John Anthony Crawford, junior (или Jr.). После имени мальчика, названного в честь отца и деда, пишут обычно third (3rd, III) ‘третий’, а в честь только отца или только деда — junior (‘младший’) или second (‘второй’). Как правило, дополнительный определитель second (2nd, II) предназначен для более дальних родственников (например, племянников), носящих традиционное в семье личное имя, причем их сыновья с тем же именем определяются словом third (3rd, III). Что же касается женских имен, то способов различия членов семьи женского пола с одним и тем же личным именем нет.

Выходя замуж, девушка обычно утрачивает свое второе личное имя, и его роль фактически выполняет ее девичья фамилия. Так, Miss Elizabeth Harriet Smith, вступив в брак с Mr. John Henry Carter, становится Mrs. John Henry Carter, или Mrs. Smith Carter, или Mrs. Elizabeth Carter.

Иногда встречаются в США имена, образованные (1) от фамилий (Franklin, Webster)-, (2) от географических названий (Manila, Maryland, Sonora, Denver, California, Nevada)-, (3) путем объединения или контаминации двух личных имен или фамильного и личного имени (Olive Louise == Olouise, Romeo Juliette == Romiette, Addisson Nelle == Adnellee, (4) заменой некоторых букв или буквосочетаний (Garl вместо Carl, Urxula вместо Ursula-, (5) посредством немотивированных с точки зрения современного литературного языка употреблений заглавных букв, апострофа, частиц и т. п.

В отдельных случаях женщины носят мужские имена (George, Frank, Charles, Francis) 4, а мужчины — женские (Dixie, Marion, Ruby). Сюда же можно отнести немногие женские имена, образованные от мужских добавлением окончаний, характерных для личных имен женщин (Lloydine от Lloyd, Ulyssia от Ulyss).

Многообразие этнического состава страны проявляется в области антропонимии в том, что в среде представителей различных этнических групп встречаются личные имена, сохранившие свой национальный колорит, например: Federico, Rodolfo, Dolores (исп.); Malcolm (шотл.); Magnus (швед.); Donovan, Patrick, Maura (ирл.);

Enrico, Paolo, Gemma, Antonio, Bartolomeo, Niccolo (итал.); Manuel, Mario, Raul, Ruth (порт.); Kalle, Matti, Elvi (фин.); Rudolf, Rupert, Martha (нем.); Paul, Vivienne (фр.) и др. Такие имена особенно часто встречаются в связи со смешанными браками. Эти имена употребляются нередко и вне соответствующих этнических групп.

Встречаются также фонетические и орфографические варианты имен, образованные в результате адаптации иностранных антропонимов в англо-американской среде, например: Jose (исп,){amp}gt;Joe, Juan (исп.){amp}gt;John, Francisco (исп.){amp}gt;Frank, Rafael (порт,){amp}gt;Ralf, Pedro (порт.){amp}gt;Pete, Tommaso (итал.) {amp}gt;Thomas, Stanislaw (польск.) {amp}gt;Stanley, Matti (фин.) {amp}gt;Matthew, Mat.

Англичане

Англичане — жители Великобритании. Этноним этот был перенесен на все население государства, где кроме англичан живут также шотландцы, валлийцы и др. Собственно англичане (в узком смысле слова) — продукт смешения многих этнических компонентов: древнейшего иберийского населения с народами индоевропейского происхождения (нескольких кельтских племен, германских племен англов, саксов, фризов, ютов, в некоторой степени и скандинавов, а впоследствии и франко-норманнов).

В настоящее время население Великобритании состоит из 44,7 млн. англичан, 5,15 млн. шотландцев, 350 тыс. ирландцев (главным образом в Ольстере), 0,9 млн. валлийцев и незначительного количества национальных меньшинств (корнуэльцев, евреев, индусов, пакистанцев, французов и др.). Много англичан, шотландцев и ирландцев эмигрировало, главным образом в США, Канаду, Австралию, Новую Зеландию и некоторые другие страны.

Антропонимические традиции и вкусы древнего иберийского населения Британских островов трудноустановимы. Единственным источником имен этого периода служат надписи на огамических камнях. О некоторой преемственности, возникшей в результате контактов иберов и кельтов, свидетельствуют данные фольклора: имя героя кельтов-гаэлов Кухулина до переименования было Сетанта, что указывает на его иберийское происхождение.

Кельты принесли свою антропонимию. К началу новой эры на островах проживали в основном племена двух больших кельтских групп: галлы, либо гаэлы, и кимры, бритты и др. Гаэлы, кимры и др. имели однотемные, двухтемные и производные индивидуальные имена (ИИ).

Гаэлы (предки ирландцев и шотландцев) давали, например. такие ИИ из двух основ: Faolchadh{amp}lt;faol{amp}gt; ‘волк’ и chadh ‘воин’, Muireadhach{amp}lt;muir{amp}gt; ‘море’ и eadhach ‘люди’ (два существительных в им. пад.), Cuchatha{amp}lt;cu{amp}gt; ‘пес’ и chatcha ‘сражение’ (генитив), Cuganmathair букв, ‘пес без матери’, т. е.

‘осиротевший пес’ (предложное сочетание), Fionnbhar ‘светлая голова’, Bhaufhionti ‘голова светлая’, т. е. ‘светловолосый’ (прилагательное в препозиции и постпозиции соответственно). Однотемными у. гаэлов могли быть отдельные темы двухтемных ИИ, возможно их штюкористики: Teimhean ‘темный’, ‘серый’. Однако скорее всего параллельно существовали однотемные ИИ и они же выступали в роли тем для сложных ИИ.

Производные ИИ оформлялись из апеллятивов при помощи патронимического суффикса -an (-ean) или одного из гипокористических суффиксов -og, -an, -ein, -in, -eog, а иногда их сочетания -agan (-eagan): Finnein, Artan, Morag, Muireagan. Соответствующим женским гипокористическим суффиксом был -nat: Domhnat, Ronnat.

ui ‘внук’, fer ‘муж’, т. е. ‘муж такой-то’ (ср. совр. НИ: Macdonald{amp}lt;mac Domnhall, Macrae{amp}lt;mac Rath и т. п.). Позже под влиянием германского son — sunu появляется у шотландцев Ferguson{amp}lt; Fergus son, Farquharson и др. Возникают местные, т. е. оттопонимические имена: Mannаn ‘с островов Мэн’ и т. п. Другие группы: Mognuadatt ‘раб Наудат’, Maclir ‘сын моря’ (так гаэлы называли искусных лоцманов), Вгесс ‘конопатый’ и т. п.

Кимры (предки валлийцев) населяли юг современной Англии, затем были оттеснены на запад (совр. Уэльс). Имена древних валлийцев также представляют двухтемные ИИ: Cadgubtel{amp}lt;cad ‘битва’ gustel ‘сражение’ (два апеллятива), Gryffyd{amp}lt;cref ‘сильный’ fydd ‘вера’, Branwen{amp}lt;bran ‘ грудь’ gwin ‘белая’.

Длительное пребывание римских легионов на территории Британии (около четырех веков) не внесло большого вклада в антропонимию островных кельтов, исключая, пожалуй, имя Arthur {amp}lt;Artorius.

Распространялись прозвища временные либо пожизненные вторые компоненты именования, но еще не ставшие наследственными. Самыми распространенными прозвищами были генеалогические — такое прозвище часто прослеживало генеалогию носителя за несколько поколений. Это давало определенные права.

В IV в. н. э. началось интенсивное переселение германских племен (англов, саксов, ютов, фризов и др.) с континента на Британские острова. Они принесли с собой свои ИИ и прозвища. Типичными для этих пришельцев ИИ были двухтемные— Elstan ‘ благородный’ ‘камень’, Eadweard ‘богатство’ ‘хранитель’.

В древние времена темы ИИ сочетались осмысленно, но позднее они десемантизировались, поэтому стали возможными ИИ типа Wigefrith ‘война’ ‘мир’. Были темы, которые могли быть только первыми в ИИ: Еl-, Cu-, Cune-, Ead-, Os-, Mr-, Wit- и т. д.; другие же занимали только второе место: -helm, -gim, -fugel;

были темы, которые могли быть использованы как на первом, так и на втором месте: Beald- и -beald, Beorht- и -beorth, Wulf- и wulf и т. д. Однотемныё ИИ представляли собой, как правило, апеллятив: Scot ‘шотландец’, Fisc ‘рыба’, Wulf ‘волк’, Bleac ‘черный’ и др. Производные ИИ были в основном суффигированные однотемные, употребляемые как самостоятельные ИИ, и гипокористики двухтемных: Вlеасса{amp}lt;

Имена родителей зачастую участвовали в формировании имен детей. Так, король Кентский Eormenr дал трем из своих детей ИИ Eormenbeorth, Eormenburth и Eormengy. Часто инициал или тема передавалась и внукам.

До норманнского завоевания Британские острова периодически подвергались набегам скандинавов. В результате северо-восточная часть Англии в IX-X вв. находилась под так называемым Датским законом. Будучи германцами, скандинавы, которых англосаксы звали датчанами, имели много общих с англосаксами антропонимических тем и традиций.

Поворотным пунктом в именовании англичан стал XI в., а именно норманнское завоевание и последовавшая за этим франко-норманнская политика Вильгельма Завоевателя. Начиная с 1066 г. всего за 36 лет норманнские ИИ почти полностью вытеснили древнеанглийские в среде знати и горожан. Медленней этот процесс протекал в сельской местности.

Норманны принесли с собой офранцуженные германские ИИ: Richard, Hugo, Gerard, William и др. Они же впервые провели перепись населения и свели ее в многотомную «Книгу Судного дня» (Domesday book), содержащую богатый антропонимический материал конца XI в. Уже в XII в. Самыми частотными мужскими ИИ были William, Robert, Ralph и Richard, которыми было названо 44% мальчиков, а в XIII в.

самыми частотными стали John, William, Robert, Richard, которые охватывали 60% всех мужчин. В тройку самых популярных мужских имен с 1550 по 1800 г. входили William, John и Thomas. Трудно судить об антропонимических вкусах англичан относительно женских имен, так как женские ИИ очень редко фиксировались в документах, а в «Книге Судного дня» имена женщин упоминались после описи скота.

Тем не менее, можно сказать, что тройку самых популярных женских имен с 1600 по 1800 г. составляли Elizabeth, Магу и Аппе. Популярность их объясняется как религиозными соображениями, так и тем, что эти имена носили коронованные особы. Одна из особенностей антропонимии XV-XVI вв. в Англии — переход мужских ИИ в женские.

Два ИИ у одного носителя появились еще в XIV в.: John Philip, но были редки. В XVII в. эта мода распространилась, а в XVIII в. настолько участилась, что стала предметом осмеяния у писателей. В современном именнике находим определенное количество таких имен: Mary Anne, Mary Jane и др.

Религиозная формация (1534 г.) усилила долю библейских ИИ в обиходе англичан: Judith, Susanna, Davidr Joseph и др. Небиблейские имена почти вышли из употребления.

Тенденции антропонимии в современной Англии таковы: англичане стремятся придерживаться привычных, традиционных имен. Так, в 1949 г. первую тройку мужских ИИ составили John, Richard и Peter, некогда популярное William заняло седьмое место вслед за David, Charles и Michael’o. Среди женских ИИ по убывающей частотности расположились Апп(е), Магу, Elizabeth, Jane, Susan, Margaret.

В повседневном обиходе часто ИИ англичан используются в виде гипокористик: Gwen{amp}lt;Gwendolen, Al{amp}lt;Alan, Beth{amp}lt;Elizabeth, Rena{amp}lt;Regina.

НИ у англичан не существовали до норманнского завоевания. Они развились постепенно из прозвищ, иногда укреплялись во втором-третьем поколении, пропадая и рождаясь вновь. Кроме исконно английских НИ (White, Nash, Wode, Dodson, Foreste, Reeves) распространены норманнские (Allen, Austin, Layson, Iracy, Fitzuruliam), реже кельтские (Ewen, Maddock, Murdoch), скандинавские (Kette, Not), французские (Heming) и некоторые другие.

Арабы

Арабская классическая антропонимическая модель, окончательно сформировавшаяся в позднее средневековье, стала основой для дальнейшего развития систем личных имен во всех арабских странах. В то же время распространение ислама и вместе с тем арабо-мусульманского именника повлекло за собой коренные изменения в антропонимических системах многих народов Азии и Африки. Без учета влияния арабской AM немыслимо изучение систем личных имен этих народов.

За время своей жизни араб мог обладать несколькими именами. Первое имя давалось в младенчестве (при рождении или обрезании), к нему добавлялось имя отца; потом он мог получить титул, соответствующий его социальному положению, или прозвища, отражающие его личные качества или описывающие его наружность.

Мог он именоваться по названию той страны (местности), где родился или откуда приехал. Название религиозной секты, к которой он принадлежал, тоже могло входить в состав его имени, равно как и название профессии, должности, титул сановника и т. д. Если же человек был известен как писатель, то он мог иметь и псевдоним.

По отношению к одному лицу эти имена, прозвища, титулы никогда не употреблялись все вместе. Их многочисленные и меняющиеся комбинации отражают только те имена, по которым человек был известен своим современникам и которые дошли до наших дней. Понятно, что имена, построенные по наиболее полной AM, встречаются у правителей, знати, ученых, писателей, исторических деятелей. Дошедшие до нас имена простых людей чаще состоят из одного или двух элементов.

Все типы имен принято обозначать арабскими терминами. Их число у разных исследователей колеблется от четырех до восьми в зависимости от подразделений прозвищ и титулов.

1. Алам (исмалам) — первичный и неотъемлемый компонент арабской AM, личное имя в узком смысле слова. Оно давалось ребенку, при рождении или (мальчикам) при обрезании и обычно употреблялось в кругу родственников и знакомых. Алам мог быть простым, состоящим из одного элемента (Асад, Зайд, Мухаммад, Ибрахим, Хасан), или сложным, состоящим из двух элементов.

Предлагаем ознакомиться:  Как подготовить ребёнка к вакцинации

2. Кунья — (а) тектоним, производный от алам, в состав которого обязательно входят элементы абу ‘отец’ или умм ‘мать’, обозначающий имя по сыну; к примеру, халиф Али помимо своих многочисленных имен носил еще имена своих сыновей: Абу-л-Хасан и Абу-л-Хуссейн, т. е. ‘отец Хасана’ и ‘отец Хуссейна’; (б) особого рода прозвище, употребляемое метафорически и обозначающее личные качества его носителя.

В данном случае элементы абу или умм не переводятся как ‘отец’ и ‘мать’, а понимаются как «обладатель» и в соединении с нарицательной лексикой приобретают свое специальное антропо нимическое значение. Подобный способ образования имен был очень популярен среди арабов: Абу-Ma’шар ‘обладатель общества’ (т. е.

Иногда при рождении давались сразу и алам и кунья. В таком случае кунья выражала пожелание, чтобы у человека родился сын с этим именем.

Кунья в ряде случаев могла быть выведена из личного имени (алам). Несколько имен (Абу Бакр, Умм Кулсум) из разряда кунья перешли в разряд алам, сохраняя элемент абу/умм.

В число имен типа кунья порой включаются и имена по отцу, брату, деду. Однако, исходя из синтаксического различия имен с элементами абу/умм и ибн/бинт, их следует относить к типу насаб.

Абу-л-Аббас Ахмад ибн Мухаммад ибн Ибрахим ибн Абу Бакр ибн Халликан ибн Бавак ибн Шакал ибн ал-Хуссайн ибн Малик ибн Джафар ибн Йахйа ибн Халид ибн Бармак по прозвищу Шамсу-д-Дин. Цель подобной генеалогической цепи — проследить свое происхождение от знаменитой фамилии Бармакидов. На практике употребление имен типа насаб редко шло дальше имени деда, т. е. А, сын Б, сын В.

4. Лакаб — добавочное имя, прозвище, кличка, почетный титул, возвеличивающий эпитет. Этот тип имен наиболее, сложный в арабской антропонимии как по форме, так и по семантическому составу, а также по синтаксическому употреблению. Имена типа лакаб всегда несут определенную семантическую нагрузку, нередко метафорического и метонимического характера.

Эти имена тесно связаны с реалиями средневековой жизни, с идеями арабо-мусульманской культуры. Часто перевод имени типа лакаб требует детального знания культурно-исторического фона. Необходимо также учитывать, что подобные имена, как правило, давались человеку после его смерти. Для представителей разных социальных прослоек были характерны различные группы имен лакаб.

К примеру, среди правителей, военачальников, государственных сановников были распространены титулы с элементами -дин, -давла, -амир, ал-му’минин, -мулк, -ислам, -милла. Лакаб в узком значении прозвища известен во всех исторических периодах и во всех социальных группах. Часто это презрительное прозвище (выделяется термином набаз или лабаз); оно может отражать какой-либо телесный недостаток или отрицательное свойство характера (Тавил ‘длинный’, ал-Каззаб ‘лжец’ ,и др.).

Иногда именование по занятиям или должности обозначается специальным термином мансаб (например, ал-Хатиб, ан-Наххас, ар-Равийа), являющимся, на наш взгляд, частным случаем имен типа лакаб.

Почетные титулы иногда объединяются термином хитаб. Обычно это имена типа лакаб с элементом ад-дин (Нур-ад-Дин, Шамсу-д-Дин).

Многие имена лакаб халифов и эмиров со временем перешли в разряд алам и стали употребляться во всех социальных группах, например: ар-Рашид, Рида, Заки, Таки и образовавшиеся по типу кунья Абу-л-Фатх, Абу-Наср, Абу-л-Фадл.

Близко к именам типа лакаб стоят псевдонимы поэтов и писателей, объединяемые термином тахаллус (или махлас). Имена тахаллус могут иметь какую-либо связь с личными качествами носителя, с характером и стилем его произведений, с именами меценатов, с названием места проживания и т. д. Так, поэт ал-Ба’ис был назван по стиху, который начинается словом того же корня, ал-Мутанабби — по роду своей политической деятельности.

Абу-Бакр — Бакри, Ибн ал-Зубайр — Зубайри, Фахру-д-Дин — Фахри. Один человек мог иметь несколько нисба одновременно, например имя по отношению к религиозной секте — Ши’и (Шиит) и по отношению к месту жительства или происхождения — Басри (из города Басра). Причины выбора имени нисба могли быть самыми различными.

Существует традиционно установившийся порядок следования элементов AM: (1) кунья, (2) алам, (3) насаб, (4) лакаб, или набаз, или мансаб, (5) нисба или тахаллус. Иногда на первое место ставится хитаб, а лакаб и нисба могут поменяться местами. Алам и насаб почти всегда присутствуют в AM, а остальные компоненты могут варьироваться или вовсе отсутствовать.

Женские имена в основной массе намного проще мужских по числу элементов. Отсутствие имен лакаб и нисба и более редкое употребление имен кунья и насаб значительно сокращает их AM. Только особо знатные и известные в истории женщины имели прозвища и титулы. Самые распространенные женские имена — это те, которые носили жены и дочь пророка Мухаммада (Хадиджа, Хинд, Фатима и др.

В большинстве арабские антропонимы несут определенную семантическую нагрузку, которая может существенно отличаться от значений тех апеллятивов, от которых они образованы. Семантика имен собственных — это отношение между называемым (носителем имени) и тем понятием, которое выражено словом-основой в сознании называющих. Согласно схеме В. А. Никонова, основные семантические типы личных имен арабов сводятся к следующим.

I. Описательные имена (дескриптивы). Это имена, которые констатируют признаки новорожденного, различные обстоятельства и условия его рождения, содержат данные о родителях. Сюда же относятся имена, даваемые уже взрослому человеку по каким-нибудь телесным недостаткам или другим признакам.

Армяне

Общая численность армян — 5 млн. 700 тыс. человек. Армянская антропонимическая модель двучленна, т. е. состоит из имени и фамилии. Отчество для армян не характерно. Лишь в документах записывается имя отца в форме родительного падежа, например: Ованесян Ваграм Айрапети (Ваграм [сын] Айрапета), Петросян Арус Сааки (Арус [дочь] Саака).

Нередко имени предшествует название должности, профессии либо слово варпет, уста ‘мастер’, например: варпет Смбат ‘мастер Смбат’, уста Карапет ‘мастер Карапет’. Иногда к человеку обращаются только по названию должности, профессии или титулу, не употребляя личного имени. Знаменитого армянского поэта Аветика Исаакяна все называли Варпетом (без имени).

Среди сельского населения до сих пор распространено обращение к родственникам не по имени, а согласно установившейся издревле семейно-родственной терминологии. Например, дядю по отцовской линии называют Норехбайр (‘брат отца’), по материнской керры, их жен — соответственно Иорехбор кник и керру кник, невестку — hapc (‘невестка’), либо «дочь такого-то», например Далаки ахчик (‘дочь Далака’), старшего деверя — ехбайр, ахпер (‘брат’), посаженого отца — кавор, его жену — кавори кник и т. д.

(1) национальные имена, к которым относятся имена древних армянских богов (например, Гайк — имя верховного божества, прародителя армян, Ара — имя бога солнца, весеннего пробуждения природы, Анаит — имя богини плодородия и любви, Ваагн — имя бога грома и молнии), царей (Тигран, Артавазд, Арташес, Парандзем, Ашот), полководцев (Вардан, Мушег, Геворг);

(2) .национальные имена, созданные на почве армянского языка, т. е. имена, в качестве которых выступают армянские имена нарицательные, например, названия планет, звезд (Арев ‘солнце’, Лусин ‘луна’, Астхик ‘звездочка’), цветов (Манушак ‘фиалка’, Вард ‘роза’, Шушан ‘лилия’, Асмик ‘жасмин’), драгоценных камней, красивых тканей (Гоар ‘ бриллиант’, Маргарит ‘жемчуг’, Алмаст ‘алмаз’, Метаксия ‘шелк’), праздников (Навасард ‘Новый год’, Вартивор — языческий праздник воды, Арутюн ‘воскресение’, Амбарцум ‘вознесение’); в функции имен издавна используются слова, обозначающие красоту, счастье, ясность, утешение и т. п. (Гегецик, Ерджаник, Пайцар, Мхитар);

(3) имена, заимствованные из других языков, например: Абраам, Согомон (Соломон), Мовсес (Моисей), Давид — из древнееврейского; Сурен, Гурген, Хосров — из персидского; после установления в Армении Советской власти вошли в обиход и такие заимствованные из русского языка имена, как Владимир, Юрий, Сергей и др.

, в процессе адаптации претерпевшие определенные изменения, т. е. употребляющиеся в искаженной форме — Валод, Юрик, Серож. К сожалению, в паспортах и в других официальных документах записаны образованные от этих имен отчества — соответственно Валодиевич(-вна), Юрикович(-вна), Сережиевич(-вна) и т. д.;

В армянском языке есть имена, которые могут носить и мужчины и женщины, например: Аршалуйс (‘рассвет’), Айастан (‘Армения’), Ерджаник (‘счастье’), Нубар (‘первенец’), Грачия. Некоторые имена имеют и мужскую, и женскую форму, например: Армен (муж.) — Арменуи (жен.), Вард — Вардуи, Анушаван — Ануш, Арман — Армануи.

Употребление азговых названий, а затем и фамилий относится в основном к периоду позднего феодализма. До этого вместо фамилий указывалось либо имя отца, либо название места рождения. Например, Тевоси Вираб означало, что Вираб был сыном Тевоса, Лазар Парпеци — что Лазар был родом из Парпи, Григор Татеваци — что Григор был из Татева и т. д.

Среди сельского населения фамилии появились только во второй половине прошлого столетия. Постепенно конечный -ц в суффиксах выпадает, и фамилия принимает современную форму с суффиксом -ян (Саакян, Григорян и т. д.). Сохраняется и архаическая (урартская) форма с суффиксом -уни (Аршакуни, Багратуни, Хорхоруни).

Чаще всего основу армянских фамилий составляет имя деда по отцу. Но в конце XIX — начале XX в. значительная часть фамилий происходила от названий профессий основателей азга, если эта профессия становилась потомственным занятием. Например, Дарбинян (‘Кузнецов’), Воскерчян (‘Золотарев’), Налбандян (‘Ковалев’) и т. д.

Фамилия переходит из поколения в поколение, от отца к детям. Но иногда, главным образом в среде сельского населения, наблюдается такое явление: в одной и той же семье одни дети получают фамилию отца, а другие — фамилию, образованную’ от имени деда по отцовской линии.

Литература

1. Амирьянц И. А. Некоторые особенности армянских личных имен. — Ономастика Кавказа. I. Махачкала, 1976.

2. Ачарян Гр. Словарь армянских личных имен. Т. 1—5. Ереван, 1944—1962 (на армянском яз.).

3. Бдоян В. А. Кровнородственный «азг» и родственные отношения у армяи. — СЭ. 1952, № 1.

4. Карапетян Э. Т. Родственная группа «азг» у армян. Ереван, 1966.

5. Тер-Саркисянц А. Е. Из антропонимни армяи. — Ономастика Кавказа. I.. Махачкала, 1976.

Афганцы

Афганцы (самоназвание паштун или пахтун) населяют два государства — Афганистан и Пакистан. Их общая численность превышает 20 млн. человек. На территории Афганистана проживает свыше 9,5 млн. афганцев. В Пакистане афганцы (здесь они именуются патанами) населяют районы вдоль пакистано-афганской границы по правому берегу реки Инд, приблизительно от Читрала до Зхоба.

Язык афганцев — пушту — относится к восточной ветви иранских языков.

В корпусе афганских антропонимов значительный процент составляют арабские, персидские, таджикские и тюркские имена.

I. Общемусульманские имена. Как и в других мусульманских странах, на территории Афганистана в средние века в период развитого феодального общества антропонимическая модель была сложной. Она состояла из лакаба (почетного титула, например Джемал ад-Дин ‘красота веры’), куньи (почетного прозвища по сыну, например Абу л-Хасан), основного имени, патронима, соединявшегося с основным именем арабским словом ибн ‘сын’, и нисбы (прозвища по месту рождения, например Самарканди, Херати и т. д.).

С течением времени AM упрощалась. В качестве основного имени мог закрепиться лакаб или кунья, а нисба часто превращалась в фамилию.

(1) имена коранических и библейских персонажей, например, Ибрахим (библ. Авраам), Исмаил Исхак (библ. Исаак), Харун (библ. Аарон), Муса (библ. Моисей), Юнус (библ. Иона) и целый ряд других;

(2) имена в честь основателя вероучения ислама Мухаммада, членов его семьи и ближайших сподвижников; наиболее распространены имена Мухаммад, Махмуд или Ахмад; кроме того, даются имена первых четырех халифов (глав мусульман начального периода ислама) — Абу Бекр, Омар, Осман и Али; что касается последнего, то наряду с его основным именем или производным от него (Карам-Али) у афганцев встречаются имена, обозначающие его эпитеты, т. е.

(3) имена, образованные от бывших лакабов, имеющих своим вторым компонентом слово дин ‘вера’, например, Джелал ад-Дин ‘величие веры’, Джемал ад-Дин ‘красота веры’, Садр ад-Дин ‘грудь веры’, Хайр ad-Дин ‘добро веры’ и др.; в средние века у мусульман такие титулы служили отличительной особенностью высокопоставленных особ и лиц духовного звания,, позже они получили более широкое распространение, хотя и до сих пор чаще встречаются в семьях мусульманских духовных, лиц;

(4) так называемые «теофорные» имена, т. е. имена, в состав которых входит слово Аллах или другое слово, обозначающее бога, например: Хабибулла ‘любимый Аллахом’, Иззатулла ‘слава Аллаха’, Хайрулла ‘добро Аллаха’ и др.;

(5) сложные имена, имеющие своим первым компонентом слово абд ‘раб’, а в качестве второго чаще всего — один из многочисленных эпитетов Аллаха, например: Абдулахад ‘раб единственного’, Абдулбаки ‘раб вечного’, Абдулхакк ‘раб истинного’, Абдуррахман ‘раб всемилостивого’ и др.;

(6) имена, обозначающие какие-либо качества человека, в большинстве положительные, либо являющиеся эпитетами Аллаха; это наиболее многочисленная группа заимствованных арабских антропонимов, например: Халик ‘создатель’ . (эпитет Аллаха), Алим ‘ученый’, ‘мудрый’, Муштак ‘влюбленный’, Муатабар ‘надежный человек’, Наср ‘помощь’, Карим ‘милостивый’ и др.;

(7) имена, представляющие собой титулы высокопоставленных лиц, например: Султан, Амир, Вазир и др.;

(8) имена, данные в честь прославленных исторических лиц (правителей, военачальников и т. п.), например: Тимур, Бабур, Искандар (Александр [Македонский]) и др.

(1) имена в честь Мухаммада и Али, имеющие обычно сложную форму, причем одной из частей имени является персидское илн таджикское слово, например: Пир-Мухаммад (пир ‘старец’, ‘духовный наставник’), Дост-Мухаммад (дост ‘друг’), Шир-Али (шир ‘лев’) или просто Шир;

(2) «теофорные» имена, имеющие в своем составе слова Аллах или Худа, Худай ‘бог’, например: Аллах-дад ‘данный Аллахом’, Худайназар ‘взгляд бога’ (т. е. человек, на которого упал взгляд Аллаха) и др.;

(3) имена, которые наделялись «магическим» значением и которые давались для того, чтобы впоследствии названные ими обладали свойствами, заключенными в нарицательном значении имени, например: Азад ‘свободный’, Парвиз ‘победоносный’, Бахтияр ‘счастливый’, Шад ‘радостный’, ‘веселый’; таковы и сложные имена, образованные от двух значимых слов, например: Бехзад (‘благородный’), Рахмдил (‘милосердный’), Сарбуланд (‘с высоко поднятой головой’, ‘гордый’) и др.;

(4) имена, представляющие собой титулы должностных и высокопоставленных лиц, в частности Падишах, Бадшах, Сардар, Сарвар ‘руководитель’, ‘вождь’ и др.;

(5) имена, являющиеся именами героев персидского эпоса и других широко известных литературных произведений, например: Рустам, Джамшид, Фархад и др.

(1) имена коранических и библейских персонажей, а также имена родственниц и сподвижниц пророка, например: Хува (Ева), Фатима, Хадиджа, Айша, Зайнаб;

(2) имена, имеющие «магические» значения, например: Джамиля ‘прекрасная’, Шаиста ‘достойная’, Шарифа ‘уважаемая,’ и др.;

(3) имена, образованные от титулов царей, правителей и должностных лиц, например: Султана, Сардара, Сарвара.

Многие заимствованные женские имена представляют собой арабскую форму женского рода от соответствующих слов мужского рода. Это в основном касается арабских заимствований, например: Самина (муж. — Самин), Назифа (муж. — Назиф), Рахмана (муж. — Рахманж), Рахима (муж. — Рахим) и др. Есть также группа женских «мен, которые у афганцев получают окончания женского рода, в то время как в персидском или таджикском, из которых они заимствованы, категория грамматического рода отсутствует, например: Ширина (перс. и тадж. Ширин), Дильбара (перс. и тадж. Дильбар), Зевара (перс. и тадж. Зевар) и т. п.

Заимствованные женские имена могут быть простыми и сложными. Примерами простых имен могут служить Халима, Марджана, Афруза и др. Сложные имена включают различные элементы. Так, некоторые из них в качестве второго компонента содержат слово биби ‘госпожа’, например Шахбиби, Махбиби; первой частью других является слово шах — Шахпери, Шахи, Шахбиби. Многие женские имена связаны с названиями цветов: Гульру ‘розоликая’, Гульнар ‘цветок граната’ и т. д.

III. Исконно афганские имена.

(1) имена, даваемые по названиям племен и народностей; многие из этих имен являются эпонимами того или иного афганского племени; к ним можно отнести Ацак (племя ацакзаи), Мангал (племя мангал), Бангаша (жен. имя, племя бангаш), Балуца (жен. имя, белуджка) и др.;

(2) имена, имеющие «магическое» значение; среди мужчин распространены имена типа Барйалай ‘победоносный’, Нангйалай ‘защитник’, Торйалай ‘храбрый’, ‘доблестный’ и др.; у женщин распространены имена типа Гульали ‘хорошенькая’, Малала ‘влюбленная’ и пр.;

(3) имена, даваемые по названиям животных и птиц, например: Баер (муж. имя) ‘леопард’, женские имена Зирка ‘каменная куропатка’, Кавтора ‘голубка’ и др.;

(4) имена, связанные с различным цветом; так, например, многие из них имеют в качестве первого компонента слова спин ‘белый’ (Спин ‘серебро’, ‘снег’, Спингуль ‘белый цветок’), тор ‘черный’ (Торак, Торгуль ‘черный цветок’, Торджан), шин ‘голубой’ {Шин, Шингуль ‘голубой цветок’) и т. п.;

(6) имена, представляющие собой названия различных цветов и их частей, например: мужские имена — Гандал ‘стебель’, Гатол ‘тюльпан’, ‘мак’, Редай Гуль ‘цветок тюльпана’, Редай ‘тюльпан’; женские имена — Шаббо ‘лакфиоль’, Ашрафи ‘цветок «ноготки»’, Гути ‘бутон’, Гульлашта ‘стебель розы’ и др.

(7) мужские имена типа Псарлай ‘весна’, Самандар ‘море-океан’; женские имена типа Первына (наряду с Парвин) ‘Плеяды’, Спожми ‘луна’ и др.

Литература

1. Афганско-русский словарь (пушту). Сост. М. Г. Асланов. М., 1966.

2. Гафуров А. Рассказы об именах. Душанбе, 1968.

3. Гафуров А. Лев и Кипарис. О восточных именах. М., 1971.

4. Гафуров А. Таджнкн. — Имена народов мира. Материалы к справочнику. М., 1970.

5. Дворянков Н. А. О развитии пушту как национального литературного языка в Афганистане. — Современные литературные языки стран Азии. М., 1965.

Бантуязычные народы Заира

Заир — одна из самых крупных стран на Африканском континенте; ее население, по данным 1976 г., составляет 25,6 млн. человек. Большинство народов Заира говорит на языках, принадлежащих к языковой семье банту (по Гринбергу, подгруппа бенуэ-конго, группа нигер-конго, конго-кордофанская семья). Банту Заира (конго, луба, нгала, лунда и др.

До окончательной колонизации бельгийцами в первые десятилетия нашего столетия большинство бантуязычных народов Заира сохраняло традиционную систему именословия. Господство колонизаторов и насильственная христианизация обусловили широкое распространение христианских имен, часто как вторых имен наряду с традиционными.

Традиционная AM банту, в ряде случаев сохранившаяся в неприкосновенности даже до середины XX в., не знала привычной нам триады: «ИИ (индивидуальное имя) ОИ (отчество) НИ (наследственное имя, или фамилия)», закрепленной за человеком на протяжении всей жизни. Имя имело определенный социальный и сакральный характер.

Пока ребенок не получал определенного имени, он не считался личностью. Изменениям в жизненных обстоятельствах личности соответствовала смена имени (во время инициаций, при вступлении в тайное общество, при рождении близнецов и т. п.). Произнесение имени вслух представлялось опасным для его носителя, поэтому запрещалось всем называть имя вождя, славного воина или охотника во время охоты, когда риск особенно велик. Так, в зависимости от возраста и обстоятельств жизни мулунда (ед. ч. от балунда) мог три-четыре раза сменить имя.

Первое из этого ряда имен было «имя по рождению» (джина диа кукувуала). Как правило, первое имя выбирал отец. Иногда, с его разрешения, эту миссию могла выполнять и мать. Имя давалось на второй или третий день жизни в честь духа предка-покровителя. В случае болезни или иных несчастий ребенку нередко меняли имя, стремясь сменить «нерадивого» покровителя на более «старательного».

Друзья отца или матери, их родственники могли попросить, чтобы имя новорожденному дали в их честь. В этом случае на них частично возлагалась ответственность за воспитание ребенка. Первенца, как правило, называли в честь предка, чаще всего деда или прадеда по материнской линии. Однако возможны были имена, данные по обстоятельствам, связанным с моментом рождения («Буря», «Засуха»), или по поведению младенца в первые полгода его жизни.

Второе имя (джина диа муканда) давалось во время инициаций, через которые мальчики лунда проходили в 12-13 лет. Они получали новое имя от своего покровителя, «ритуального отца».

Через четыре-пять лет у лунда появлялось третье по счету имя (джина диа мукулумпи). Это было уже «взрослое» имя, которое могло сохраняться на всю жизнь. «Детское» имя не заменялось «взрослым», если покровительство «своего» духа устраивало носителя имени, — в противном случае выбиралось другое, «взрослое» имя.

Еще одна форма именословия — принятие «подчиненного» имени (джина диа Севана). Это имя брали в память близкого человека, недавно умершего, отдавая себя под покровительство его духа. Собственное личное имя в подобных случаях выходило из употребления. Так, женщина по имени Кафутчи. в память родственника по имени Муджинга начинала именоваться Свана Муджинга ‘дитя Муджинга’.

Особенно часто такая смена имени наблюдалась после смерти правителя деревни или округа. Его преемник брал себе имя умершего. Нередко на протяжении многих поколений глава деревни непременно носил имя вождя основателя деревни. Это один из методов «консервации» истории у бесписьменного народа. Такое имя могло постепенно трансформироваться в титул.

Вероятно, именно этот процесс привел к появлению титулов (муата ямво — у лунда и ньими — у куба). И первый и второй титул были именами первых правителей ранних государственных образований у этих народов. Позднее имело место сочетание титула и личного имени правителя: Муата Ямво Наведжи, Ньими Кот а Пе.

Еще один вариант смены имени взрослого человека — принятие «имени охоты» (джина диа хуйанга). Если человека преследовали неудачи на охоте, он после ряда ритуальных церемоний мог получить другое имя, принадлежащее удачливому охотнику.

Хотя в течение жизни каждый человек мог сменить несколько имен, единовременно он имел лишь одно личное имя. Однако это правило справедливо только для рядовых членов общества. Имя у народов бассейна р. Конго служило не только способом отличия одного индивидуума от другого, не только залогом покровительства того или иного духа, но и показателем социального положения человека в обществе.

Правители более или менее крупных государственных образований нередко имели двойные имена. Часто они дополнялись многочисленными почетными прозвищами, которые позднее могли трансформироваться либо в личные имена, либо в титулы. Так, В. Камерон [2] приводит девять почетных прозвищ, ставших титулами, одного из последних правителей луба — Касонго Каломбо. Такими же многочисленными титулами предваряли имя правителя-казембе (лунда), встречу с которым красочно описывает Д. Ливингстон.

У лунда особое именословие (джина диа муата) было принято для лиц, стоящих на высшей ступени социальной иерархии,— вождей кланов. Правитель клана получал двойное имя. Он сохранял свое личное имя, которому, как правило, отводилась вторая позиция, и включал в состав имени название клана. Так, Мвенджила Кадиата — человек, носящий личное имя Кадиата и возглавляющий клан Мвенджила.

В именах правителей этого региона наблюдалась еще одна интересная черта. В большинстве своем народы банту до наших дней сохраняют материнский счет родства, постепенно отступающий перед отцовским, на стороне которого и законодательство, экспортированное из Европы. Материнский счет родства прослеживается и в именах правителей, где второе имя является не чем иным, как личным именем матери, например: Касонго Каломбо (луба), Мабиинк ми Кьен (куба) и др.

У батеке личное имя сохранялось одно на всю жизнь, но не употреблялось до определенного возраста. Маленькие дети не могли быть названы по имени. Их называли просто нгаалибоо ‘мальчик’ или нтосооно ‘девочка’, иногда с добавлением, имени родителей. По имени ребенка начинали называть лишь тогда, когда он сам уже мог принести воды для матери. Мать выпьет эту воду, и после этого своеобразного обряда к ребенку уже было можно обращаться по имени.

В определенной мере на антропонимию банту повлияли христианизация страны и крещение населения. Впервые конго встретились с христианством еще в XVI в. От того времени в письменных источниках сохранились, как правило, имена правителей государства и знати. Мани-Конго по имени Нзинга а Нкуву крестился под именем Жоау I.

Знать конго первой подверглась христианизации, но и в ее среде долго сохранялись только традиционные имена. Так, известно, что глава оппозиции португальскому влиянию, знатный муконго, носил имя Пансу а Китима. В большинстве своем, приняв христианское «тронное» имя, правители Конго сохраняли и старое, традиционное.

В переписке с европейскими монархами, в указах употреблялось христианское имя, в других случаях возможно было использование обоих имен. Это сохранение двуименности при столкновении с новой культурой антропонимии характерно для многих народов (вспомним хотя бы двуименность русских князей в первые столетия принятия христианства).

Есть основания предполагать, что процесс христианизации имен распространился далеко за пределы узкой группы знати. Так, глава широкого народного движения самого начала XVIII столетия, так называемой «антонианской ереси», носила имя Беатриче; известно о проповедницах того периода Иоанне, Лючии, Изабелле.

С распадом государства Конго население вернулось к традиционным верованиям и «забыло» вместе с христианской религией и христианские имена.

Вторичная христианизация пришла в этот регион в конце XIX — начале XX в. С ней связано появление такой новой формы именословия, как широкая двуименность. Крещение и наречение христианским именем становится обязательным, особенно для новых, младших поколений. Однако христианское имя и на этом этапе не вытесняет старого, традиционного.

При этом большое значение играет и возраст человека, и положение его в колониальном обществе. Христианские имена становятся обязательными для молодежи, прошедшей через миссионерские школы; старики же, не успевшие креститься в молодости, сохраняли старые, традиционные имена. Далее, христианские имена стали обязательными для людей, вошедших в новую элиту, независимо от возраста.

Показателен в этом отношении список информантов теке, который приводит Я. Ваиснна [4]: из 67 человек, поименованных в этом списке, — 9 женщин, 20 мужчин среднего возраста, 17 стариков н 21 молодой человек. Все женщины носят одинарные традиционные имена. Традиционные же имена у 14 (из 20) мужчин среднего возраста, у 15 (из 17) стариков и лишь у четверых (из 21) молодых людей.

Ни у одного информанта не отмечено только христианское имя. Оно всегда дается в сочетании с традиционным: Мбаэа Пьер, Нгие Альберт и т. п. Такие двойные имена носят в этом списке информантов теке 17 молодых людей, шестеро мужчин среднего возраста н лишь двое стариков; причем эти два старика — Нтсаалу Альфонсе, «король» теке, и Окаана Самуэль, один нз его ближайших сановников, т. е. люди, которые в силу своего общественного положения должны были подчиниться требованиям правящей элнты.

Белорусы

Белорусы — восточнославянский народ. В СССР — 9680 тыс. человек, из них 7300 тыс. человек живут в Белорусской ССР.

Некоторые личные имена белорусов дошли до наших дней с дохристианских времен. В них можно проследить балтийский и славянский пласты.

(1) антропонимы — двучленные композиты, например: Бутрым, ср. лит. 1 Bùtrimas [{amp}lt;but-, ср. лит. butas ‘ дом’ rim-, ср. лит. rimti1. ‘утихать’, ‘затихать’; ‘переставать’; ‘успокаиваться’; 2. ‘оставаться (на одном месте)’]; Корбут, ср. лит. Karibùtas ({amp}lt;kari, ср. лит. karias ‘войско’, karas ‘война‘ but-); Hapбут, ср. лит.

Nóorbutas [{amp}lt;пог-, ср. лит. noreti ‘желать’, ‘хотеть (чего)’ but-]; Смрмант, ср. лит. Skirmantas [{amp}lt;skir-, ср. лит. sklrti 1. ‘отделять (например, мясо от кости)’; ‘разделять’; ‘разлучать’, ‘разъединять (например, друзей)’; ‘разобщать’; 2. ‘различать’, ‘отличать’; 3. ‘(на части) разделять’; 4.

Предлагаем ознакомиться:  Для чего назначают Дюфастон при беременности на ранних сроках и можно ли его пить

‘назначать (например, директором)’; 5. ‘выделять’, ‘ассигновать (средства)’; ‘уделить’, ‘уделять’ mant-, ср. лит. matitùs ‘сообразительный’, ‘смышленый’, ‘толковый’, ‘умелый’}; Сурема, ср. лит. Sùrvilas [{amp}lt;sur-, ср. др.-прус, sur-gi ‘о (об) (ком-чем) ’ vil-, ср. лит. vlltis ‘надеяться (на что-либо)’, ‘питать надежду’];

(2) антропонимы, образованные из отдельных компонентов двучленных композитов (без суффиксов или с суффиксами), например: Бута, ср. лит. двучленный композит Bùtrimas (см. выше) и др. с компонентом but-; Ляуда, ср. лит. Liauda, а также композит Liáudginas и др. с компонентом tiaud- (ср. лит. liaùdis ‘народ’); Мiлейка, ср. лит.

(3) антропонимы, образованные от разных апеллятивов, например: Азóлiн, ср. лтш. Ozolins ({amp}lt;лтш. ozolinš ‘дубок’), Ozols ({amp}lt;лтш. ozols ‘дуб’); Варнель, ср. лит. Varnelis, Varna и т. д. ({amp}lt;varna ‘ворона’); Шлейка, ср. лит. Pileika ({amp}lt;pilis ‘замок’).

Волк, Горностай. Ими пользовались все другие слои общества. В современной белорусской антропонимии сохранились оба эти типа, например: Усёвалад, Яраслар, Станислав, Воук, Гарнастай. Употребляются также и имена, являющиеся сокращенными формами двучленных композитов, например: Стась, Станiш{amp}lt;Сташслау.

_____________

1 Здесь использованы следующие сокращения названий языков: лит. — литовский, лтш. — латышский, др.-прус.— древнепрусский.

В белорусской антропонимии в связи с распространением среди белорусов православия, с одной стороны, и католицизма — с другой, стали широко употребляться имена христианских святых, как православных, так и католических. К XV в. христианские имена уже твердо вошли в белорусскую антропонимию. Православные имена закрепились в традиционно церковной для восточных славян форме или в форме, адаптированной на белорусской языковой почве.

Католические имена проникли в белорусский главным образом через польский язык. Так как католическая религия распространилась в основном среди тогдашнего балтийского населения 2, славянизированного позднее, католические антропонимы белорусов нередко образованы по балтийским словообразовательным моделям, например: Балтрук{amp}lt;Бартломей (ср. лит.

Функции старых славянских имен, а также сохранившихся балтийских с укреплением в среде белорусов христианских имен постепенно изменялись. Из собственных личных имен они превратились в имена-прозвища, которые стали служить вторым именем. При образовании их использовался практически неограниченный круг лексики.

Современная трехступенная система именования лиц, т. е. современная AM («имя — отчество — фамилия»), в белорусской антропонимии формируется к концу XVII — началу XVIII в. Главным содержанием становления этой системы было образование фамилий. В русской, украинской и польской антропонимии становление фамилий происходило примерно в тех же условиях и в то же время.

_____________

2 За исключением униатской церкви, к которой позже примкнула значительная часть прежнего православного населения.

Наиболее распространена в белорусской антропонимии модель фамилий с суффиксом -ов/-ев, которая, по данным Н. В. Бирилло, объединяет 18,2% всех зарегистрированных фамилий3. На втором месте в белорусской антропонимии фамилии с суффиксами -ович/-евич, -ич — 10,6%4. Третье место в белорусской антропонимии занимают фамилии с суффиксом –ски — 10 % 5.

Есть суффиксы белорусских фамилий балтийского происхождения, например: уць (-юць), ср. лит. — ù tis (-i ùtis); -уль (-юль), ср. лит. -ulis (-iulis), лтш. -ulis; -ель (-эль), ср. лит. -elis, лтш. —elis; -аль (-оль), ср. лит.-alis, лтш. -а);-айла (-яйло), ср. лит. -aila; -ойць, ср. лит., лтш. -aitis, др.-прус. -ayt.

Особенностью белорусской антропонимии является продуктивность фамилий, образованных от апеллятивов. Такие фамилии составляют 41 % всех зарегистрированных фамилий.

Литература

1. Бирилло Н. В. Белорусская антропонимия. Автореф. докт. дис. Минск, 1969.

2. Гринблат М. Я. К вопросу об участии литовцев в этногенезе белорусов. — Труды Прибалтийской объединенной комплексной экспедиции. Т. 1. М., 1959.

3. Римша В. К вопросу о происхождении некоторых белорусских антропонимов. — Baltistica. Х(2). Vilnius, 1974. i

4. Бiрыла М. В. Беларускiя антрапашмiчные назвы у ix адносiнах да антрапанiмiчных назвауiншых славянскiх моу (рускай, украiнскай, польскай). Мiнск, 1963.

5. Бiрыла М. В. Беларуская антрапанiмiя. Мшск, 1966.

6. Бiрыла М. В. Эмацыянальиа ацэначныя формы уласных асабовых мужчынскiх iмен у XVI-XVIII стст. — Беларускае i славянскае мовазнауства. Мiнск, 1966.

7. Бiрыла М. В., Ванагас А. П. Лiтоускiя элементы у беларускай анамастыцы. Miнск, 1968.

8. Рымша В. П. Беларускiя антрапоiмы балтыйскага паходжання. — Беларуская лiнгвктыка. Вып. 6. Мшск, 1974.

9. Суднiк М. Р. Слоунiк асабовых уласиых iмён. Мiнск, 1965.

_____________

3 То есть встречается гораздо реже, чем в русской антропонимии; в украинской антропонимии к этой модели относятся 2% фамилий.

4 В русской антропонимии фамилии с такими суффиксами непродуктивны, в украинской их 8,2%.

5 Такие фамилии весьма часты у поляков и украинцев; несколько реже они встречаются у русских.

Бирманцы

Бирманцами называют себя все праждане Социалистической Республики Бирманский Союз (24 млн. 350 тыс. человек, по данным 1977 г.). Но кроме обозначения гражданина страны термин «бирманец» является и этнонимом: им обозначаются «собственно бирманцы» — самый крупный народ Бирманского Союза (более 23 млн. человек).

Сами бирманцы называют себя мьямма; представитель бирманского народа — мьямма лэйа (букв, ‘человек из Бирмы, из собственно бирманцев’). Мьямма — крупнейшая национальность страны. Они расселены повсеместно; наиболее компактно они живут в долине р. Иравади. Довольно большая группа мьямма есть в Таиланде (ее численность установить трудно, они очень мобильны), и до 8 тыс. их живет в западных районах Страны Кхмер (Кампучии).

Надо отметить, что личное имя не часто может быть использовано при обращении людей друг к.другу. Более того, обращение к старшему только по имени (независимо от того, полное или личное имя названо) считается оскорбительным. Существует целый ряд терминов уважительного обращения (ТУО), а также и вежливого самоуничижительного противопоставления себя собеседнику;

Наиболее почтительным из ТУО можно считать термин тхакин, букв, ‘хозяин’1. Этот термин встречается и сейчас, когда упоминается бог — пхайя тхакин.

Официально и уважительно звучит обращение с прибавлением к нему предлога у ‘господин’, ‘почтенный’, но первое его значение — ‘дядюшка’. Так обращаются ко всем взрослым мужчинам, кроме отца. Но здесь есть один нюанс: ТУО у применительно к мужчинам среднего возраста используется главным образом при обращении к работающим. Временно оставивший работу может перейти обратно в разряд маунг (см. ниже).

Термином маунг ‘юноша’, ‘парнишка’, ‘парень’ называют любого молодого представителя мужского пола (школьника, подростка, юношу, студента) до 25 лет. К мужчине старше 25 и тем более 30 лет принято обращаться, если они относительно близки говорящему, предваряя личное имя предлогом ко ‘брат’, а ко всем остальным — у.

_____________

1 В этом значении он был политическим знаменем движения тхакииов. В борьбе против колониального угнетения бирманцы утверждали в таком наименовании друг друга представление о том, что они сами являются хозяевами своей страны.

Таков, например, псевдоним профессора, старейшего этнографа Бирманского Союза — Маунг Тхин Аунг (в библиографии следует давать: Тхин Аунг Маунг или У Тхин Аунг); или например, Маунг Тань Син — псевдоним профессора филологии в Рангунском университете У Э Маунг.

Болгары

Болгары — основное население Народной Республики Болгарии (по данным 1975 г.— 8 млн. 420 тыс. человек); за пределами страны переселенцы из Болгарии живут в СССР, Румынии, Югославии, Греции, США, Канаде, Аргентине.

Болгарский язык принадлежит к южной группе славянских языков, входящих в состав индоевропейской языковой семьи.

Современный болгарский именник содержит имена, различые по своему происхождению и относящиеся к разным эпохам. К древнейшим можно отнести имена, общие для большинства славянских народов, типа Велислав, Владимер/Владимир, Владислав, Драгомир, Радомер/Радомир. В дальнейшем они претерпевали значительные изменения.

С принятием болгарами христианства (около 865 г.) в болгарской антропонимии появляется большое число христианских имен (греческих, древнееврейских, латинских по происхождению): Александър, Георги, Иван, Христо, Ана, Мария, Юлия. Часто христианские имена заменялись понятными народу переводами-кальками: Петър (греч.

Характерной особенностью болгарской антропонимической системы является большое число формантов, которые давали возможность от одного имени или корня образовывать различные имена с одной и той же семантикой: для мужских имен продуктивны суффиксы -ан, -ян, -дин, -ен, -ил -ин, -ко, -ой, -ош, -уш, -чо и др.

, для женских имен —а, -я, -ка, -ца, -че. Некоторые из них придают именам определенную стилистическую окраску. Так, форманты -ко, -чо (м. р.), -ка (ж. р.) могут привносить в значение имени уменьшительно-ласкательный оттенок (в особенности если существуют параллельные формы имен: Андрей — Андрейчо — Андрейко, Младен — Младенчо, Лила — Лилка).

Несмотря на длительное турецкое владычество на Балканском полуострове, турецкие личные имена в очень незначительной степени восприняты болгарами; турецкие антропонимы распространены среди болгар, принявших мусульманство (помаков).

В период болгарского возрождения (XIX в.) увеличилось число заимствованных иностранных имен, проникавших через литературу, газеты и журналы или связанных с теми или иными политическими или историческими событиями, например: Робинзон, Ромео, Маргарита, Людмила, Гурко 1 Венелин 2.

Болгарский именник постоянно обогащается и пополняется новыми именами, заимствованными или созданными по типу известной словообразовательной модели: Пламен, Вихрен (по образцу Румен), Светомир/Светломир (по образцу Владимир), Снежана/Снежанка (по образцу Божана), Снежинка и др.

Выбор ребенку ИИ родителями в современной практике произволен. В прошлом наиболее распространенной традицией было называть первого ребенка — мальчика именем деда по отцовской линии, девочку — именем бабушки тоже по отцовской линии. Второго ребенка называли в честь деда или бабушки по материнской линии.

Фамилия не была характерна для болгар и появилась (в современном значении) не ранее периода болгарского возрождения. До этого патронимы на -ов, -ев (Петков, Гоцев) и матронимы на -ин (Данкин, Иордании) выполняли функцию притяжательных прилагательных и употреблялись для пояснения ИИ. Ту же функцию выполняли топонимы на -ски, -чки, -шки, например Климент Охридски (т. е.

_____________

1Гурко Иосиф Владимирович (1828-1901), русский генерал-фельдмаршал, получил известность во время русско-турецкой войны 1877-1878 гг.

2Венелин Юрий Иванович (1802-1839), русский ученый, один из первых исследователей истории болгар; его труды сыграли большую роль в национально-культурном возрождении болгарского народа. В словаре Ст. Илчева встречается личное имя, состоящее из имени и фамилии этого ученого — Юрий-Венелин [4].

Однако процесс закрепления отчества и превращения его в фамилию постепенно активизировался. После освобождения Болгарии от ига Османской империи (1878 г.), с установлением новых социально-политических и культурно-бытовых отношений AM «ИИ фамилия» получила широкое распространение. Чаще всего фамилия образовывалась от ИИ отца (реже матери), иногда деда или более далеких предков.

Фамилии могли быть образованы и от прозвищ (Мечков{amp}lt;мечката ‘медведь’), названий профессий и занятий (Ковачев, Ковачки, Ковашки{amp}lt;ковач ‘кузнец’; Сакаджиев, Сакаджийски{amp}lt;сакаджия ‘водонос’), топонимов (Ковачески{amp}lt;названия с. Ковачево). Женские фамилии образовывались от мужских прибавлением окончания -а (Ковачева). Фамилии на -ич, -ович, -оглу, -олу, распространенные в XIX в., не характерны для современной антропонимической системы болгар.

Буряты

По данным 1979 г., в СССР насчитывается 353 тыс. бурят, причем в Бурятской АССР проживает 179 тыс. человек; расселены буряты также и в Усть-Ордынском национальном округе Иркутской области, а также в Агинском национальном округе Читинской области. Группы бурят живут на севере МНР и на северо-востоке КНР.

Современная система официального именования бурят, как у большинства народов Советского Союза, трехчленна: «фамилия, имя, отчество», например: Базарон Владимир Санданович, Малашкина Мария Банаевна.

В повседневной жизни полная AM не используется. В различных сферах жизни приняты разные формы именования и обращения. В семейно-бытовом общении среди жителей деревни (или улуса) употребительно несколько форм определения личности: (1) «имя отца в родительном падеже ИИ» (Занданай Лариса, Солбоной Батор)-, (2) в случае большей известности деда или матери в конкретной среде прибегают к модели «имя деда или матери в родительном падеже термин со значением „внук» или „сын“ ИИ в именительном падеже» (Галданай аша [или зээ] Эрхито [Эрхэтэ], что означает ‘внук Галдана Эрхито’, Натаалиин хубуун Баир ‘сын Натальи Баир’;

(3) «имя деда в родительном падеже имя отца в родительном падеже ИИ» (Бадмын Дугарай Эрдэм, Буурайн Гармын Тамара)’, (4) «имя главы семьи с суффиксом -тан (-тон, -тэн), обозначающим группу людей по принадлежности к роду или семейству, ИИ в именительном падеже» (Ошортоной Марина, Бадматанай Зорикто)-, (5) «фамилия имя отца в родительном падеже ИИ» (Саганов Матвейн Светлана ‘Светлана Саганова Матвея’)-, (6) «фамилия с суффиксом -тан (-тон, -тэн) в родительном падеже ИИ» (Арсалановтанай Оюна, Очировтоной Эржэна).

При официальном вежливом обращении употребляется одна из моделей «ИИ отчество» — Баргай Иванович; «слово нухэр ‘товарищ’ фамилия» — нухэр Уланов; «нухэр занимаемая должность» — нухэр бригадир.

В старое время у бурят, как и у других народов Азии и Востока, существовал обычай заменять личные имена терминами, обозначающими служебные обязанности, степени родства и свойства. Учителей называли багша ‘учитель’, лам, лама или ламбагай ‘батюшка’, старших — ‘отец или мать такого-то’ (по имени старшего ребенка), ‘брат или сестра такого-то’ (по имени своего сверстника), родственников — терминами родства.

Табу имени, как известно, уходит в глубину веков и связано с суеверными представлениями людей и отождествлением слова с предметом, имени с именуемым. Вследствие ослабления религиозного влияния и широко распространившегося влияния русской антропонимической системы современные буряты не знают о запрете имени, однако сохранился обычай избегать прямого обращения по имени.

От обращения терминами родства, обозначающими дальние родственные связи, веет ныне анахронизмом. Большая часть молодежи не знает конкретных значений, традиционных терминов родства, имея лишь общее представление о человеке как родственнике, тогда как в старину культивировалось усвоение родословной до десятого поколения и далее.

На празднествах и гуляниях устраивались своего рода соревнования на лучшее знание родственников по линии отца и матери, победителей поощряли. Это было связано с родоплеменными отношениями, ибо вступление в брак представителей одного рода не разрешалось.

При обращении к детям в семье употреблялись термины, указывающие на старшинство и пол ребенка: старшего сына называли аха, ахаадай, ахаадий, старшую дочь — эгэшэ, эгэшээдии, самого младшего ребенка — отхон, отхондой. Во многих семьях этими терминами пользовались не только дети при обращении друг к другу, но и родители, обращаясь к детям.

Ныне в обиходе интенсивно распространяется обращение друг к другу по имени, отчеству не только среди образованной части населения, но и среди рядовых сельских тружеников и родственников. Обращение по индивидуальному имени говорит о близких, дружеских отношениях или фамильярном, неуважительном поведении говорящего, притом значение в каждом конкретном случае зависит от интонации, контекста, ситуации, среды.

Индивидуальные имена бурят, как и имена других народов, разнообразны по происхождению и семантике.

Заметный пласт составляют антропонимы, в качестве которых выступают нарицательные слова. Несмотря на прозрачность семантики, возникновение большинства имен данной группы относится к глубокой древности и связано с религиозными представлениями бурят.

Следующая ‘распространенная группа имен восходит к изобразительной лексике, например: Билдуу ‘льстивый’, ‘угодливый’, Морхоосой{amp}lt;морхойхо 1) ‘быть с горбинкой’ (о носе), 2) переносный смысл — ‘важничать’, ‘задаваться’, Хазагай ‘кривой’, ‘искривленный’, Дагдаан{amp}lt;дагдагар ‘всклокоченный’, ‘лохматый’, ‘неуклюжий’.

Из имен-апеллятивов и атрибутов ныне популярны (1) слова высокого стиля, обозначающие такие понятия, как «мир», «покой», «вечность», «слава»: Амгалан ‘мирный’, ‘спокойный’, Алдар ‘слава’, Мунко{amp}lt;мунхэ ‘вечный’; (2) слова, значения которых связаны с понятиями счастья, силы, благополучия: Жаргал ‘счастье’, Баир{amp}lt;

баяр ‘радость’, Бата ‘твердый’, ‘крепкий’, Батор ‘богатырь’, Зорикто{amp}lt;зориг ‘смелый’, ‘волевой’, Эрхито{amp}lt;эрхэтэ ‘полномочный’, ‘полноправный’; (3) слова, значения которых связаны с понятиями ума, просвещения, культуры: Бэликто{amp}lt;бэлиг ‘мудрость’, ‘ум’, ‘знание’, Эрдэм ‘наука’, ‘ученость’, Туяна{amp}lt;

С проникновением в Бурятию ламаизма в XVII в. среди забайкальских бурят стали распространяться имена тибетского и санскритского происхождения, например, тибетские: Галсан ‘счастье’, Доржо ‘алмаз’, Содном ‘добродеяние’, Ринчин ‘драгоценность’, Цырма ‘золотая мать’; санскритские: Базар ‘алмаз’, Радна ‘драгоценность’, Арья ‘святой’, Осор ‘распространение света’.

Добайкальские буряты издавна пользуются именами русских. Ныне и на территории Забайкалья половина новорожденных получает эти имена.

Фамилии впервые появились у бурят в связи с распространением христианства и введением обряда крещения у коренных народов Сибири во второй половине XIX в. Христианизация охватила Иркутскую область, частично Тункинокий, Кабанокий, Курумканский, Баргузинский районы Бурятии. Поэтому у добайкальских бурят процесс становления фамилий был завершен уже в первое десятилетие XX в.

Цибиков Бата Цибикович, Номоев Номгон Номоевич, а их дети могли стать Батоевыми, Номгоновыми, Бакоевичами, Номгоновичами. Для образования современных бурятских фамилий использовался суффикс -ов(-ев), заимствованный из русского языка: Болотов, Ту гулов, Доржиев, Уршеев. Наряду с этим суффиксом употребляются суффиксы бурятского языка -ай, -ин, -э и др.

Отчества впервые появились у представителей высших социальных слоев и интеллигенции. У широких масс отчества сложились и оформились только в советский период. Но и до сих пор нередки случаи, когда у лиц старшего поколения отчества в паспортах не проставлены, хотя они употребляются при обращении друг к другу. Отчества бурят образуются от имени отца (очень редко от имени деда) с помощью русских суффиксов -ович (~евич), -овна (-евна).

В настоящее время именование с отчеством — обычное явление и среди городского населения, и в сельской местности, но сельские жители нередко обходятся и старыми, бытовыми формами обращения.

Литература

1. Бураев И. Д. О бурятских личных именах. — Вопросы преодоления пережитков прошлого и становления новых обычаев и традиций. Улан-Удэ, 1969.

2. Бураев И. Д., Дугаров Н. Б., Бадмаев А. Д. Бурятские имена. — Справочник личных имен народов СССР. М., 1965.

3. Бураев И. Д., Шагааров Л. Д. О бурятских личных именах. — Труды Бурятского института общественных наук. К изучению бурятского языка. Вып. 6. 1969.

4. Бурятские топонимы и антропонимы. Улан-Удэ, 1981.

5. Дарбеева А. А. К вопросу о социальной сущности имен в монгольских языках. — Ономастика. М., 1969.

6. Дарбеева А. А. Параллельные формы личных имен бурят — Антропонимика. М., 1970.

Венгры

Венгры — самый многочисленный финно-угорский народ (их больше, чем всех вместе взятых остальных уральских народностей). Венгерский язык принадлежит к финно-угорской семье языков (угорская подгруппа). Численность венгров в настоящее время около 14 млн. 400 тыс. человек, из них 10 млн. человек живет на территории ВНР, около 2 млн.

До начала XIII в. независимо от классового положения венгры, как и в других странах Европы, не имели фамилии — только имя. Это имя могло быть финно-угорского, тюркского или христианского происхождения.

Очень редко некоторые лица имели двойные имена (Aba Samuel), тем самым они хотели подчеркнуть тот факт, что они являются не непосредственными потомками династии Арпадов, а происходят из другого рода.

В XIII-XIV вв. формируется венгерское феодальное общество. Старые аристократические роды распадались. Землевладение, становилось наследственным. Юридические правила наследования требовали, чтобы родственные связи имели «внешнее оформление» для того, чтобы можно было четко отличить землевладельцев в юридических грамотах от других (неимущих) одноименных.

Первоначально употреблялось только отличительное имя вместе с индивидуальным. Одно и то же лицо в одном случае получало в качестве отличительного имени имя отца — Paulus, filius Johannis, в другом случае — название имения, в третьем — прозвище. Поскольку слуга был «ценным имуществом», целесообразно было отличить его от одноименных.

В Венгрии процесс формирования, упрочения и наследования фамилий начался довольно рано — среди дворян в XIV в., а у крестьян в XV в. — и продлился несколько столетий. У дворян фамилия обычно происходила от названия их имений; таким образом, сын вместе с землей наследовал и имя. У слуг, крепостных и горожан большую роль играли в возникновении их фамилий потребности административной бюрократии, собирание податей, рекрутство и т. д.

Фамилии, передающиеся по наследству, значительно облегчили работу администрации, так как давали возможность различения людей. В XVI в. уже и среди господствующего класса, и среди крепостных были распространены фамилии, хотя на крестьян это распространялось не полностью: по имеющимся данным, не имели фамилии около 2% мужчин, главным образом безземельные бобыли, батраки, пришельцы, нищие, мастера, а также очень часто вдовы.

Эти люди и после XVI в. нередко не имели фамилии. Впоследствии у мастеров и должностных лиц возникают фамилии от названия их профессии. В конце XVIII в. в Венгрии по закону каждый должен .был иметь фамилию. После этого только с разрешения короля можно было ее изменить, если она почему-либо не устраивала ее носителя.

Как известно, каждая европейская антропонимическая система предполагает предшествование имени фамилии. В этом отношении единственное исключение составляет венгерская антропонимия, где принят обратный порядок. Дело в том, что в венгерском языке, как и в других финно-угорских языках (в отличие от индоевропейских), имя прилагательное стоит всегда перед существительным.

Balassi, Ferenczy, Andrassy, Miklósy. Это не особенно распространенное явление, и часто нельзя решить, на какой основе возникла фамилия: от имени отца или от названия местности. Один из самых распространенных путей образования фамилий — имя отца без всякого особого окончания: Abel, Antal, Balázs, Вепсе, Benedek, Egyed, Gábor, Kálmán.

Фамилии образовывались также и от названии деревень (у дворян — от названий их владения) без окончания, но чаще с окончанием -i, а также -haza, -hida, -falva, -laka, -folde, например: Debreceni, Hatvani, Palfalvi, Gellenhazi, Varfoldi, Bdnhidi, Banlaki.

В результате возникли двукоренные антропонимы структуры «название места ‘дом’, ‘мост’, ‘деревня’».

Кроме этого фамилии формировались из разных этнонимов: Tóth ‘словак’ (до XVI-XVII вв. также и ‘серб’), Németh ‘немец’, Horváth ‘хорват’, Oláh ‘румын’, Orosz ‘русский’, Lengyel поляк’, Cseh ‘чех’. Естественно, что фамилия Magyar ‘венгр’ очень редка, так как она не могла выполнять различительную функцию.

Далее, фамилии могли происходить от названий профессий и должностей. Интересно, что они встречаются только у потомков крепостных крестьян и горожан: Borbely ‘парикмахер, Mészáros ‘мясник’, Molnár ‘мельник’, Kocsmáros ‘трактирщик’, Asztalos ‘столяр’, Acs ‘плотник’, Fazekas ‘гончар’, Kovacs ‘кузнец’. Biró ‘судья’, Рарр ‘поп’ и т. д.

Образовывались фамилии, главным образом двойные, из прозвищ. Перед фамилией выступает имя отца, матери, крестных. В некоторых случаях перед фамилией могла стоять и фамилия этих родственников. Двойные фамилии могли возникать первоначально из названий: профессии (Kalmár Szabó János — kalmár ‘торговец’), места происхождения (Debreceni-Kis), телесных недостатков (Kis Fodor István — kis ‘маленький’), разных привычек, а также могли отражать религиозную принадлежность.

К XV в. первоначальные венгерские (Levedi, Léi), тюркские (Cyula, Kende, Arpád, Zoltán ‘султан’, Emese, Horka) и другие имена были почти полностью вытеснены христианскими. Этот процесс начался уже в XIV в., прежде всего среди дворян, а в XVI в. он уже охватывал и крепостных крестьян. В этот период трудно найти такие нехристианские имена, как, например, Parkas (‘волк’), Egyed, Bán, Kálmán, Sándor.

Однако старинные имена как прозвища, а потом как фамилии сохранялись. Нередко священник давал имя по календарю, по именам святых. Употребление тех или других имен зависело в какой-то мере и от влияния моды. Были имена, более распространенные среди венгерских дворян, другие — среди крепостных. Протестанты больше любили имена из Ветхого завета, а католики из Нового завета. В XIX в.

, в период национального возрождения, среди прогрессивного дворянства, подготавливающего революцию и освободительную войну 1848-1849 гг., стали популярными имена бывших венгерских князей и королей: Arpád, Zoltán, Béla, Csaba, Attila. Эти имена в XX в. выдвинулись на первый план у крестьян, а в городе стали использоваться имена, характерные раньше для крестьян: János, Péter.

По имеющимся данным, самые распространенные имена в XVI в. были: у мужчин — János, Péter, Mihály, István, György, Gergcly, Pál, Benedek, András, Balázs, Tamás, Máté, Miklós, Ferenc, Imre; у женщин — Anna, Katalin, Margit, Borbála, Erzsébet, Zsófia, Dorottya, Orsolya, Ilona, Krisztina, Zsuzsanna, Klára, Sára, Fruzsina. До XV в. частота женских имен устойчивая: Erzsébet, Katalin, Margit, Anna, Ilona, Klára, Ágnes, Magda, Borbála, Skolasztika, Agota, Dorottya, Lucia.

В XVI-XVII вв. самые «модные» мужские имена почти одни и те же; но в XVIII в. выдвигается на первый план имя Józsej. Меньше встречалось имен Tamás, Benedek и Balázs. Вообще, можно сказать, имена стали в это время более однообразными. В XVI в. частота 27 имен выше чем 1%,в следующем столетии уже только 23. В XVIII в.

тенденция к меньшему разнообразию наблюдается также среди женских имен. Наиболее распространенные имена носят в XVI в. 66%, в следующем столетии — 68%, а в XVIII в. — уже 75% женщин. Это значит, что для 3/4 женщин выбрано имя из группы, включающей только семь имен: Erzsébet, Anna, Katalin, Zsuzsanna, Judit, Ilona, Borbála.

В середине XIX в. постепенно изменяется популярность некоторых имен. При крещении дети получают такие имена, как Béla, Kálman, Géjza, László, Árpád.

Буржуазия обогащает список антропонимов именами, приходящими с Запада, очень часто их переводят на венгерский язык, например: Gyözö (Виктор), Ibolya (‘фиалка’). В XIX в. распространяются имена Adél, Adolf, Albin, Alfonz, Angela, Arnold, Artur, Berta, Blanka, Ede, Edit, Egon, Ella, Emil, Emma, Ervin, Frigyes, Gizella, Hedvig, Hugo, Ida, Irma, Kornel, Lénard, Lujza, Matilda, Olga, Róbert, Vilmos.

Если сравнить список имен с прошлым именником, можно сказать, что численность имен увеличилась и стала более пропорциональной. Весьма интересно, что некоторые очень распространенные в прошлом имена сейчас постепенно выходят из употребления. Это такие, например, имена, как Gergely, Вепеdek, Bálazs, Tamás, Máté, Márton, Bálint, Sámuel, Adám.

Имена, возникшие в далеком прошлом и возобновленные в XIX в., были самыми популярными на рубеже прошлого и нашего столетий, а потом употреблялись реже. На более пропорциональное распределение имен указывает то, что в XVIII в. семь самых распространенных имен составили 71% всех антропонимов, а в конце прошлого века — 29%, в середине нашего столетия — 23%.

Число мужских имен в XVI-XVIII вв. — около 75, а к середине XX в. используют уже 116. Список женских имен XVI-XVIII вв. не был так богат, можно было выбирать лишь из 30-40 имен. В XVIII в. имена для 75% женщин выбирались из семи имен. Эта же картина наблюдалась в конце XIX в., а в настоящее время из семи имен выбираются имена уже для 21-22% женщин.

Таким образом, с XVI в. на 30% возросло число мужских венгерских имен, у женщин — с 30-40 имен до 147 имен. Интересно, что Eva (Эва) и Zsuzsanna (Жужанна) стали очень популярны в последнее время. После них следуют: Mária, Katalin, Agnes, Judit, Erzsébet, Ildikó, Ilona, Edit, Anna, Gabriella, Adrea, Márta, Erika, Magdolna, Gyöngyi, Margit, Marianna, Klára.

https://www.youtube.com/watch?v=ytadvertiseru

Среди венгров имена часто наследуются от отца к сыну, от матери к дочери — реже. Вообще, каждый четвертый венгерский мальчик носит имя отца, а у девушек — каждая десятая получила имя матери. Два-три имени были раньше «в моде» у королевских семей, затем этот обычай перешел к дворянству в XVIII в., в конце XIX в. в основном интеллигенция и служащие выбирали имя своим детям из четырех имен.


Об авторе: admin4ik

Ваш комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Adblock detector